Молокане

Духовные христиане
ИА «АмурИнфо», http://amur.info Овсийчук Н. М.

История семьи Косицыных

Из цикла передач «История одного рода»

Фамилия Косицыны известна в Амурской области с самого начала её основания. Переселенцы-молокане, ехали на Дальний восток в основном из Тамбовской губернии. Семей Косицыных в городе было очень много. Среди них известные купцы, ремесленники и крестьяне. Наши герои из рода Косицыных жили в Благовещенске.

«Всё вот это старое сохранилось в памяти, но больше всего в моей, наверное, памяти. Потому что я старше всех была. Война застала меня, когда мне было пять лет, а все мои воспоминания строятся на воспоминаниях мамы моей и на основании того, что я могла наблюдать, и как я воспринимала своим детским восприятием», — рассказывает Тамара Трубчик, представитель рода Косицыных.

«Мои дедушка Михаил Трофимович Косицын и бабушка Косицына Евдокия Аникеевна, прибыв сюда, поженились. И первый построенный ими дом был деревянный, большой, находился в районе старой пятой школы. Это был длинный дом. Одна часть была жилой, здесь находились четыре комнаты. Другая часть — кухня и столовая», — продолжила рассказ Тамара Трубчик.

Евдокии в замужестве фамилию менять не пришлось — оба были из Косицыных. Так часто случалось в молоканской среде — однофамильцев было много. В семье рождались дети: девочки Вера, Надежда, Любовь, сын Сергей, затем Лизавета, Дмитрий и Елена. Михаил Косицын служил лоцманом, Евдокия воспитывала семерых детей. Семейные традиции соблюдали строго.

«Семья была религиозная, но они верили духовно, почему и называют духовные молокане. В семье не было никаких вещей, кроме Библии. Дедушка ходил в молебный дом на углу улиц Зейской и Трудовой к Волковым. Сам Волков был хорошим костоправом, и одновременно тут был молебный дом, — продолжает рассказ Тамара Григорьевна, — никогда не разрешалось громко разговаривать, чавкать за столом не разрешалось, по воспоминаниям мамы, дедушка никогда не разрешал разбивать сахар, нужно было отламывать кусочек сахара маленькими специальными щипчиками. Никогда не употребляли спиртного, и во всех застольях, на свадьбах или в траурные дни они пели молебные песни».

Несмотря на то, что семья была среднего достатка, и как многие тогда многодетная, всем детям дали хорошее по тем временам образование.

«По стопам отца пошёл старший сын Сергей, который закончил речное училище, и работал механиком на пароходе „Роза Люксембург“, этот пароход ходил из Благовещенска до Зеи, Лизавета работала телеграфистом, а Дмитрий был неплохим фотографом. Елена работала финансистом, то есть по своей профессии работала всегда».

Любовь Косицына работала на Благовещенской электростанции. Там познакомилась с Григорием Дыренковым. Он пришёл туда в 14 лет, и прерывала его трудовую деятельность только война. Но тогда он был уже женатым человеком, отцом маленькой Тамары. Судьба остальных детей Косицыных сложилась по-разному.

«Их постигла та же судьба, что и большинство наших российских семей, — говорит Тамара Григорьевна, — в 1936 году у Веры Михайловны был репрессирован муж, и она сама находилась в тюрьме. Её отпустили только потому, что она была беременна, а муж так и погиб там. У Надежды Михайловны тоже мужа репрессировали, потом, правда, отпустили. Когда началась война, призван был Дмитрий, ему был 21 год. Он пропал без вести под Ленинградом. Семью он не успел завести. Отца призвали в армию ещё до начала войны. Он проходил переподготовку в Магдагачах, а потом переброшен был в район Бреста, всю войну служил там, подвозил снаряды. Остался жив. Впоследствии в семье осталось много детей: у меня двое, у средней сестры пятеро, у младшей трое. Сейчас есть уже и правнуки. Так что жизнь продолжается».
Овсийчук Наталья Михайловна,
журналист г. Благовещенска.

Опубликовано 30.07.2014 г.