Молокане

Духовные христиане
ИА «АмурИнфо», http://amur.info Овсийчук Н. М.

История рода Лукьяновых

Из цикла передач «История одного рода»

Многим благовещенцам хорошо знакомо здание бывшего роддома на улице Краснофлотской. Исторически там располагалась гостиница «Центральная», потом гостиница называлась «Россия», но чаще всего в конце XIX — начале XX века её называли лукьяновской гостиницей, по имени владельца — купца Анисима Лукьянова. Его потомки живут в Благовещенске до сих пор. «Это дом семьи Лукьяновых. И я являюсь потомком этой семьи. По всем историческим данным, которые нам бабушки и дедушки передавали, в этом доме Анисим Лукьянов проживал, и в этом же доме была гостиница», — говорит Галина Бобрякова. Из письма Тамары Марочкиной, праправнучки Анисима Лукьянова: «С большого балкона гостиницы была видна пристань и стоявшие у причала пароходы. У Лукьяновых их было семь. На нескольких из них — мельницы. На этих кораблях, когда они ходили по Амуру, мололи зерно жители и русских, и китайских поселений. Руководил пароходами старший сын Лукьяновых — Павел. Его брату Василию больше нравилось заниматься лошадьми, а о младшем брате Владимире мы ничего не знаем, кроме того, что он родился в 1885 году, был женат на Татьяне Андреевне, и у него был сын Геннадий. Сёстры Александра, Елена и Феодосия, как и все молодые девушки из богатых семей, в те годы изучали языки, занимались музыкой и рукоделием. Анисим Егорович очень гордился своими детьми». Тамара Марочкина живёт сейчас в Киеве, но приезжает в Благовещенск, навещает родственников. Все женщины семьи носят уже другие фамилии, но никто из них не забывает, что они Лукьяновы. В конце XIX века семья Лукьяновых жила на последнем этаже этого дома. Ниже была гостиница, рядом баня. В 1906 году гостиница Лукьянова была продана. По версии историков и краеведов, из-за финансовых проблем. Хотя в семье бытует другая версия. «Насчёт того что обанкротился, никто ничего не говорит. Считается, что он вовремя успел продать свое имущество, чтобы не разориться», — комментирует одну из версий Галина Бобрякова. Сейчас в Благовещенске живут внуки и правнуки среднего сына Анисима Лукьянова, Василия. В своё время он женился на девушке из семьи среднего достатка Ирине Жидких. В доме на Набережной у Ирины и Василия родилась дочь Людмила. Тамара Марочкина — её внучка. Вот что она пишет: «Позже молодым купили дом недалеко от реки Зея, выделили скотину, утварь, одарили деньгами. В этом доме у Ирины и Василия родились ещё восемь детей — Зинаида, Евгения, Павел, Владимир, Виктор, Нина, Александра (мы её звали тетя Шура) и Лариса. (В этом доме я провела много счастливых месяцев, когда мы приезжали в гости к бабушке Люде на лето) Двое из девяти детей — Зина и Павлик — умерли в детстве, а остальные дожили до преклонного возраста». Вскоре после продажи имущества Анисим Лукьянов умирает. Взрослые дети живут своей жизнью. Старшая внучка Людмила выходит замуж за Александра Лепёхина — рабочего с завода «Амурский металлист». А затем в городе устанавливается советская власть. После революции Ирина зарабатывала шитьём, а Василий работал на лесопилке. Судьба остальных детей Анисима Лукьянова тоже была незавидной. «Павел умер и похоронен в Китае, — продолжает рассказ о семье Галина Бобрякова. — Он был очень грамотный, знал хорошо китайский язык, довольно начитанный был. Две сестры с мужьями ушли в Китай, а одна осталась здесь, но про неё мало кто знает, она была на тот момент замужем. Дети были, и немножко ей повезло — у неё фамилия уже была другая, не Лукьянова. На эту фамилию уже были гонения». Самое страшное событие произошло в семье в 1930 году. Фамилия Лукьянов, которой ещё полвека назад можно было гордиться, была теперь для Василия как смертный приговор. В стране начались репрессии. Василий Лукьянов решил пожертвовать своей жизнью ради будущего детей. «А по-другому бы никак, — говорит Галина Бобрякова, — потому что он был сын купца, и их бы сослали, раскидали по всей России. По-моему, в сарае, как мне сказали, он повесился. Вот так…» Из письма Тамары Марочкиной, праправнучки Анисима Лукьянова: «В тысяча девятьсот тридцатом году Ирина осталась одна. Семью не тронули, но как тяжело было выживать! Младшим дочерям было семь и пять лет (тёте Шуре и тёте Ларе, хотя они мне считаются двоюродными бабушками). Их воспоминания о детстве — это постоянный голод. Частенько на ужин был стакан семечек и вода. Сколько же слёз пролила Ирина, глядя в голодные глаза детей! Но не сломалась, не сдалась хрупкая, маленькая женщина. Всех детей сохранила. Вырастила, помогла получить профессию». Дом, где жила семья Василия и Ирины Лукьяновых, сохранился в Благовещенске до наших дней. Сейчас в нём живут представители пятого и шестого поколений семьи. Говорит Анна Острожная, потомок рода Лукьяновых: «Жила здесь баба Ира, жила баба Шура, жила моя мама, теперь живём мы — поколение внуков и правнуков. Тяжело им было, конечно, трудно. Работали, жили, детей воспитывали, семеро по лавкам было, посередине дома русская печка стояла. Кто-то на верхних полках спал, кто как…» На старом молоканском кладбище в Благовещенске много заброшенных могил, но это захоронение не забыто. Здесь покоятся Ирина Лукьянова и её старшая дочь Людмила Лепёхина. И сейчас живёт в Благовещенске младшая из дочерей — Лариса Васильевна Жарикова, урождённая Лукьянова. Возраста она очень преклонного, и беспокоить её мы не решились. Но дети, внуки, правнуки Лукьяновых передают из поколения в поколение и славные, и трагические сюжеты из истории своего рода. И это главное.
Овсийчук Наталья Михайловна,
журналист г. Благовещенска.

Опубликовано 27.07.2012 г.