Молокане

Духовные христиане
ИА «АмурИнфо», http://amur.info Овсийчук Н. М.

История потомков Силантия Кондрашова

Из цикла передач «История одного рода»

Горожанам Благовещенска фамилия семьи купцов Кондрашовых известна, прежде всего, по дореволюционному названию гостиницы «Амур» — до 1923 года это была «Кондрашовская гостиница», названная по имени её владельца — Фёдора Варфоломеевича Кондрашова. Есть у нас надежда, что когда-то мы найдём и прямых родственников этого купца. А сегодня поговорим о семье его дяди — Силантия Ивановича Кондрашова. Пятое поколение его потомков живёт в Благовещенске. А в далёком американском штате Северная Каролина живёт его правнучка — Евгения Хирш. Несмотря на преклонный возраст, Евгения с радостью согласилась с нами побеседовать и ждала сеанса связи по скайпу. Так, благодаря технологиям 21-го века, мы узнавали о прошлом её семьи.

«Она любила Благовещенск, она очень хотела его видеть, прежде, чем скончалась. Но это правительство говорило, что город закрытый, так что ей не пришлось», — рассказывает Евгения про свою мать. Анна — десятый ребёнок в большой семье Степана Силантьевича Кондрашова и Степаниды Филипповны (в девичестве Коротаевой). Степанида — правнучка того самого, легендарного Феоктиста Коротаева — родоначальника этой фамилии на Амуре. Степан Силантьевич, как и его братья Василий и Фёдор, занимался торговлей.

«Дедушка трудно работал, как я слышала, — продолжала Евгения, — они не были богаты, он не наследовал, он работал. Кажется, они жили около реки, около Амура. Мой брат сказал: в районе Чигиринской и Зейской».

И вот однажды спустя долгие годы жизни в Америке Евгения Хирш увидела своих российских родственников. Рассказывает Нина Губарева, представитель рода Кондрашовых: «С детства меня бабушка учила: роднитесь, узнавайте о своих корнях, но, тем не менее, в рассказах о своей жизни: первая пионерка, комсомолка, активистка — все эти советские перипетии — очень редко что-то звучало о заграничных родственниках. И для меня было удивительно, когда в 1985-86 году завязалась у неё переписка вдруг с Женей из Америки, а в первую очередь ещё с одним родственником, который жил в Австралии — с Юрием Петровичем». А в 1987 году Нина Юрьевна едет в деловую поездку по Америке, где по просьбе бабушки находит своих родных. Семьи общаются. Восстанавливается история рода.

Нина показывает нам старые семейные фотографии: «Анастасия вышла замуж за Михаила Ланкина — вот их дети. Ефим женился на Анне Буяновой — вот их дети, Семён — замужем была за ним Елена Житкова, а вот как раз моя прабабушка, то есть мама моей бабушки — Мария, и вот Любовь — моя бабушка — её сёстры и брат: Надежда, Георгий и Вера. А Анна — это мама Жени».

В двадцатые годы прошлого века Анна Кондрашова поехала с отцом в Харбин. Как вспоминает Евгения, её мама поехала путешествовать, на каникулы. Ей было тогда 21- 22 года. А у Нины есть другая версия: «Женя, видите, говорит, что она поехала туда отдыхать. А моя мама говорит, что она поехала туда учиться. В Харбине было какое-то русское учебное заведение. Ремесленное училище или что-то в этом роде. Тут две версии, я не буду утверждать, я не знаю».

Далее, рассказывает Евгения, её мама встретилась в Харбине с будущим мужем: «И он к дедушке обратился: может ли Анна Степановна остаться здесь с братом, пока я не вернусь домой. И он начал за мамой ухаживать». Вскоре Анна и Абрам поженились в Харбине, но вернуться в Россию не получилось. Дома в Благовещенске оставались родные. «Конечно, они переписывались, — продолжает рассказ Евгения, — и каждое письмо мама читала и плакала: какой их жизнь там была в то время».

Из Харбина в Америку Анна и Абрам уехали в 1923 году. Вскоре родилась Евгения, уже там, в Америке. Сейчас ей почти 90 лет. Но она прекрасно знает и русский язык, и историю своей семьи. «Верующие все были, — рассказывает Нина Губарева, — даже сама Женя рассказывала, когда они с Филом поженились, а Женя — молоканка, Фил — еврей, и они поженились в нейтральном штате, чтобы не обидеть религиозные чувства друг друга».

В семье Евгении четверо детей, есть внуки и правнуки. Они не говорят по-русски, но знают и о своих амурских корнях, и о русских родственниках. Родная сестра Анны Мария вышла замуж за Михаила Козьмина. У них были три дочери и сын. Одна из дочерей — Любовь Михайловна — бабушка Нины Губаревой. О том, что они имеют отношение к известной купеческой династии, в годы советской власти не говорили. «В нашей семье вообще не культивировалась какая-то принадлежность, собственность, — говорит Нина, — но все были взрощены в советские времена и даже если знали, что что-то кому-то принадлежало — не зацикливались на этом».

И по другой генеалогической ветви в этой семье есть представители многих известных родов. Мы вновь рассматриваем с Ниной старые семейные фотографии: «Прасковья, Пелагея Коротаевы, и Евдокия Семёновна Косицына — Попова по мужу. Я так думаю, что они были двоюродными сёстрами. И объединяло их то, что у всех были репрессированы мужья. И все сгинули. Вот моя бабушка даже до конца своей жизни так и не знала, где он похоронен. Знала, что расстрелян, а где захоронен — нет…»

Несколько поколений Кондрашовых живут сейчас в Канаде и в Австралии. Двое или трое сыновей Силантия Кондрашова после революции смогли уехать за границу. Сёстры Анны в основном остались в России. Она смогла навестить их только в 1965 году. Америка, Австралия, Россия, Канада — куда только ни забросила судьба представителей одной семьи. Мы знаем, что потомки Кондрашовых живут и в Москве и очень интересуются своей родословной.
Овсийчук Наталья Михайловна,
журналист г. Благовещенска.

Опубликовано 26.02.2013 г.