Молокане

Духовные христиане
ИА «АмурИнфо», http://amur.info Овсийчук Н. М.

История Дмитрия Буянова

Из цикла передач «История одного рода»

В 1870 году в Благовещенск приплыл на плоту вместе со своей семьей легендарный Захар Буянов. У одного из его сыновей — Евтея к тому времени была уже своя семья: жена Марфа Игнатьевна и четверо сыновей. А на Амуре родилась ещё дочь — Прасковья. Потомков Евтея Буянова на Амурской земле осталось больше всего. В одной из программ мы уже рассказывали о семье его внучки — Елизаветы. Судьба её родного брата Дмитрия не менее интересна. «Прибыли они с очень большим хозяйством, — рассказывает родственник Буяновых Никандр Далинкин, — у них было 20 лошадей и 20 верблюдов. И прибыли не вовремя, в сентябре месяце». Первую свою зиму на Амуре Буяновы жили в землянках. По весне начали строиться и осваивать новую землю. Трудолюбивые молокане быстро вставали на ноги. Занимались извозом, сельским хозяйством, торговлей.

В 1886 году Евтей умирает, делами его занимается жена Марфа Игнатьевна, урождённая Конфедератова. И взрослые уже дети. К началу XX века сыновья Евтея Захаровича Михаил, Василий, Ефим и Владимир основали «Товарищество братьев Буяновых» с основным капиталом в 200 000 рублей для производства операций по пароходству и мукомольному делу. Рассказывает Евгений Буянов, историк и потомок рода Буяновых: «Сейчас от этого товарищества осталась часть кондитерской фабрики „Зея“ — это их была мельница, оборудованная по последнему слову техники очень хорошо, оборот суточный составлял 5-6 тысяч пудов в сутки». К этому времени один из сыновей Михаила и Ефимии Буяновых — Дмитрий закончил речное училище и готовился стать капитаном на одном из пароходов, принадлежавших семье. «В районе кондитерской фабрики была когда-то „Площадь Буяновых“, она так на картах и была отмечена, — рассказывает Никандр Далинкин, — а в 1908 году (по другим данным, в 1910 году. прим.авт.), когда Дмитрий Буянов закончил речное училище, ему был куплен пароход. На берегу Амура была пристань, здесь на этой площади разгружалось зерно, и на буяновской мельнице зерно мололось».

В 1913 году Дмитрий Михайлович женился на одной из дочерей Ивана Косицына — Федосье. После свадьбы жизнь идет своим чередом: подрастают дети, Дмитрий ходит капитаном на теплоходе. Первая трагедия случается в 1918 году. Всё имущество у семьи отбирают. Почти все Буяновы уезжают в Харбин. Оттуда в Америку, Австралию. В городе остаётся один Михаил Евтеевич. Его, как говорили в то время, «хватил удар». До конца жизни, до 1933 года он остался парализованным больным стариком. Вместе с ним остается и Дмитрий с семьёй. Рассказывает внучка Дмитрия Буянова Людмила Далинкина: «Он так и работал на этом пароходе капитаном, ходил до Николаевска, но он уже работал на Советы, а в 1933 году, когда отец умер, наш дед уезжает в Харбин». В семье бытует много версий случившегося: есть даже такая, что чекисты заставили Дмитрия уехать и работать в Китае. Кто знает? Все могло быть в те годы. В любом случае, в Благовещенске осталась Федосья Ивановна с пятью детьми, и хотя жизнь была очень трудной — никакие репрессии из-за мужа-эмигранта её не коснулись. Работала она кассиром в первой городской аптеке.

В годы войны двое сыновей: Георгий и Леонид ушли на фронт, Леонид погиб, а Георгий вернулся с ранением. Дочь Елена служила в зенитных войсках в Хабаровске. Дмитрий Михайлович все эти годы жил в Харбине. Что делал там прекрасно образованный, со знаем трёх языков Дмитрий Буянов, так до сих пор неизвестно. «Единственное, что я узнал, — говорит Никандр Далинкин, — это то, что дед работал на сахарной фабрике. Она принадлежала кому-то из наших эмигрантов. Харбин вообще русский город был, я, когда приехал туда, как будто по старому Томску прошёл или по старому Хабаровску». Но в 1948 году Дмитрий Михайлович решил вернуться на Родину. «Тогда был лозунг такой: сыны отчества, возвращайтесь! Россия ждет ваших рук трудовых», — продолжает Никандр Далинкин. И внучка Дмитрия Буянова подтверждает: «Тогда призыв был: все русские возвращайтесь на Родину, листовки бросали под Харбином и всё прочее. И их посадили в поезда и они поехали сюда. И на станции Тайшет все поезда были арестованы». До дома Дмитрий так и не доехал, в январе 1949 года он был осуждён по статье 58, и отсидел 10 лет. Вернулся в Благовещенск полуслепым стариком, и остаток жизни они прожили с Федосьей Ивановной. «Когда он вернулся, ещё была жива его мать, — рассказывает Людмила Далинкина, — она была очень старенькая и слабоумная. И он вернулся в 1957 году и похоронил ее. Она дождалась своего сына последнего и всё».

В доме Буяновых-Далинкиных остались несколько семейных реликвий: кувшин, серебряная ложечка с инициалами «Иван Косицын», и самая трогательная — обручальное кольцо бабушки Федосьи Буяновой. Ещё один сын Захара Буянова — Фома занимался крестьянским трудом и извозом, по преданию, даже назвал речку Манчжурку. Жил на легендарной «Виноградовской» заимке — той самой, вблизи которой случился в 1919 году бой амурских партизан с японцами.
Овсийчук Наталья Михайловна,
журналист г. Благовещенска.

Опубликовано 28.08.2012 г.