Молокане

Духовные христиане
ИА «АмурИнфо», http://amur.info Овсийчук Н. М.

История Агафьи Ионовны Саяпиной

Из цикла передач «История одного рода»

В больших семьях, о которых мы рассказываем, часто главенствовали женщины. Если случалась в доме беда, и семья лишалась кормильца — многодетная мать не опускала рук, а с неистовым упорством поднимала детей на ноги, давала им образование, выводила в жизнь. Такой была и Агафья Ионовна Саяпина.

«Ее вся округа уважала! За наставлением к бабке Саяпиной ходили. Все соседи приходили посоветоваться. Они знали, что она самостоятельная, суровая, справедливая, и сама прошла нелёгкую жизнь», — рассказывает о своей бабушке Аркадий Вершинин.

Агафья Ионовна из семьи переселенцев-молокан Ефимовых. Прибыли они из Самарской губернии. Агафья родилась уже на Амуре в 1880 году.

«Они занимались каким-то ремеслом, по-моему, шили… И её мать и прочие, они не занимались сельским хозяйством, — продолжает Аркадий Вершинин. — А по деду — я не знаю, кем были его родители. Но он тоже был какой-то мастеровой».

Дед — благовещенский мещанин, тоже молоканин Фёдор Лукьянович Саяпин. После того как Агафья вышла за него замуж, она больше не работала, рожала детей. Было их 13 человек. Трое парней и 10 дочек. Фёдор Саяпин в начале 20 века работал на одной из городских мельниц. Предположительно — на мельнице купцов Алексеевых. После революции там же — теперь уже на мелькомбинате. Надо сказать, что на эту семью политические баталии начала века никак не повлияли.

«Власть какая-то там менялась где-то, а она их и не касалась. Они были не зажиточные люди, и у них ничего не изменилось в жизни с приходом советской власти. Я помню, что ничего такого: ни плохого, ни хорошего. Ну, жили да и жили. Единственное, что я помню, когда война началась в 45-м году, я был в детском саду, и мы бегали на берег Амура смотреть, как там стреляют», — рассказал Аркадий Саяпин.

Но до 45-го года было ещё далеко, когда горе пришло и в этот дом. Младшему ребёнку Агафьи было всего 7 лет, а Фёдор — кормилец большого семейства умер от рака. И вот тут то Агафье пришлось всё взять в свои руки. С воспитанием младших детей помогали старшие дочери, хозяйством занималась вся семья.

«Вот старший дядька рассказывал, что, когда дед умер, ей приходилось справляться одной и со старшими дочерьми. Лошадь держала, корову, коз, кур. Козы всегда рожали зимой и козлят всегда забирали в тепло домой. И как они по всей избе скакали — их и не поймать было», — делится воспоминаниями Аркадий Вершинин.

На улице Зейской стояли раньше одни деревянные дома. Родственники — члены одной семьи жили здесь по соседству. Аркадий Артёмович рассказывает о том, что двор был большой, длинный. Забор с большими воротами. И в этом дворе жили одни Саяпины.

«Они где-то в одно время сюда приезжали, в 19 веке. В конце. Находили своих, кучковались там, а места было много, и они занимали сразу, допустим, квартал, и селились как-то все вместе, — вспоминает Аркадий Артемович. — Мы жили когда в Чеугде, отца забрали на фронт, у матери там несчастья случились, бабушка — она никогда не бросала своих детей, она всегда ездила. Она приехала к нам, посмотрела, как мы живём и забрала нас сюда. Было это в 1943 году».

Аркадий Артёмович показывает старые фотографии дома, где они жили с бабушкой. Старую домовую книгу. Дети разъезжались по всей стране, Агафья ездила по городам и весям — навещать. В Москве была дважды. Первый раз поехала получать награду — медаль Матери-героини. А потом 2 года у сына жила в столице. И ничего, не растерялась.

«Она и здесь по субботам и воскресеньям одевалась и уходила на весь день. Она домоседкой не была. По подружкам ходила и на собрания. Молоканские собрания. У них там был какой-то проповедник. Они там песни молоканские пели, — продолжает рассказ Аркадий Вершинин. — Они сначала поговорят, потом доставали Библию, начинали читать псалмы: одна читает — все молчат, потом поют, я то в это дело не лез — нас выгоняли. Но был большой круглый стол, посредине самовар, сахар был кусковой, печенье-галеты. И все эти старушки вокруг… Чайник, блюдечко, самовар шумит… Она меня всегда просила, чтобы я пришёл и пофотографировал их: то она с одной подружкой, то с другой, то вместе. И я потом в училище фотографии проявлял и сушил. Иногда до ста штук вывешивал. И парни все смеялись: это Аркахины невесты!».

Похоронена Агафья Ионовна в Благовещенске, на молоканском кладбище. Родные её не забывают, навещают.

«Раз в месяц она собирала всех в доме за столом, — вспоминает Аркадий Вершинин. — И самовар был. Все собирались, кто мог. Называли её „генералиссимус“. Приходили и спрашивали: ну как там „генералиссимус“, как настроение у неё? Потому что она такая суровая была».

Во многих городах России сейчас живут внуки и правнуки Агафьи Ионовны Саяпиной. Всю свою жизнь она посвятила детям, заслужила их любовь и уважение, и своим примером научила их преодолевать все жизненные трудности.
Овсийчук Наталья Михайловна,
журналист г. Благовещенска.

Опубликовано 09.04.2013 г.