Молокане

Духовные христиане
http://litoladoga-lobnya.ru/2016/06/23/malaia-rodina/ Крохин А. Н.

Село Владимировка. История и традиции русского молоканского поселения в Азербайджане

Владимировка — это большое село, в пяти километрах от города Кубы, расположенное в предгорьях, в ста семидесяти пяти километрах северо-западнее от столицы Азербайджана. Расположено на возвышенности левого берега реки. Настоящий райский уголок. Перед селом дорога раздваивается. Правая проходит вдоль центральной улицы села. С обеих сторон возвышаются пирамидальные тополя. Есть ещё две нижние улицы, вначале проходящие параллельно центральной, но затем соединяются с ней несколькими переулками.

Вторая, широкая асфальтированная дорога, по низине проходит мимо села, на север, в Дагестан и далее на Ростов.

Недалеко от села протекает речка Кудиалчай, вытекающая из высокогорных ледников и впадающая в Каспийское море. Рекой её назвать трудно. Русло реки — это сеть, пересекающихся и вновь разделяющихся бурных и мутных водотоков, шириной около пятисот метров, заключённых между двумя обрывистыми берегами.

Само основание русла представляет собой сплошную гальку различного калибра, гладко отполированные водой камни, достигающие до метра в диаметре и темно-серый песок. В некоторых местах перейти вброд речку совершенно невозможно. Запросто может сбить с ног напором воды или перекатываемыми камнями. Булыжники, всевозможных размеров, перекатываясь в бурном потоке, создают шум, который разносится на километры вокруг, но через пару дней слух адаптируется, и на него перестаёшь обращать внимание.

В бурных потоках речки водится рыба — усачи и краснопёрки, которые неплохо ловятся на «закидушки». По берегам речка заросла многочисленными кустами акаций, ветлы, облепихи и карагача. Сами кустарники оказались в объятьях непроходимых зарослей ежевики с крупными и сладкими ягодами, причём, с самыми разнообразными вкусовыми оттенками. Местные жители называют эти ягоды ажиной, а не ежевикой. В пору созревания ажины, всё женское взрослое население и дети собирают ягоды, и затем из неё варят варенье. Готовое варенье закатывают в банки, а зимой оно служит приятным витаминным дополнением.

Когда село стало называться Владимировкой, не помнили даже глубокие старики, но я от бабушки Анастасии Гудниной, слышал, что первые переселенцы были из Владимирской губернии. По другой версии, первого родившегося ребёнка назвали Владимиром, позже, в честь этого события, село получило современное название.

Об этой уникальной исторической странице мне хотелось бы рассказать подробнее, прежде всего, как пример выживаемости части русского народа, оказавшегося в условиях преследования Русской Православной церковью и Государями.

История этого русского молоканского поселения, насчитывала сто пятьдесят лет. Поселились русские в Закавказье в 30-40-х годах XIX века. Со времён Петра I молокане, как и все представители русского сектантства, относились к категории раскольников, поэтому всегда являлись гонимыми со стороны правительства.

Николай Семёнович Кастрюлин, выходец из села Алты Агача, в своей статье «Молокане Северо-Восточного Азербайджана» от 13 мая 2011 года утверждает, что село Владимировка появилось вблизи города Кубы в 1888 году. Я с этим утверждением категорически не согласен, так как, ещё до указанной Кастрюлиным даты, мои многочисленные предки уже проживали в селе. Возможно, в этот период новое название села официально обозначилось в архивах. Историю села продолжительное время исследовал директор сельской школы Владимир Петрович Кутуков — участник Великой Отечественной войны, но не успел при жизни опубликовать свои изыскания. По всей вероятности, его многолетний труд навсегда пропал, но теплится надежда, что рукописи сохранились у его близких родственников и когда-нибудь будут изданы.

Молоканское движение — одно из направлений духовного христианства. Зародилось в XVIII веке, спустя 50 лет после того, как на Руси установилось «земельное рабство». Это был протест крестьян против отнятой государством свободы, против церкви, стоявшей на службе государства, и против тех социальных групп, которые защищали эти установки; также движение имело определённую политическую подоплёку.

Разница между молоканами и духоборами заключалась в том, что у молокан понимание Бога основано на Библии, как у православных. Для них Бог является Богом в трёх лицах: Бог-отец, Бог-сын и Бог-святой дух. Учение духоборцев утверждает три духовных начала — память, разум и волю, которые называют Богом-отцом, Богом-сыном и Богом-духом, то есть отец — память, сын — ум, Дух святой — воля. Иисус Христос у молокан является Сыном Божьим, а у духоборцев — историческим лицом. Молокане признавали покаяние в грехах только один раз перед смертью и это одно из главных отличий от духоборов. Духовники каялись после каждого греха, а затем впадали в новые и снова каялись. Идея построения Царства Божия на земле по принципу равенства и общности имущества у молокан пользовалась меньшей популярностью, чем у духоборцев.

Откуда произошло название «молокане», сейчас точно никто сказать не может. В одних источниках, молокане пили молоко в постные дни, когда приём так называемой «скоромной» еды запрещён православными канонами. Некоторые связывают название «молокане» с рекой Молочной в Мелитопольском уезде, куда ссылали молокан. Есть экзотические версии, увязываемые с вольным переводом слова с еврейских и аравийским языков, которые считаю абсурдными и не заслуживающими серьёзного рассмотрения. Есть ещё одна, например, связанная с предпочтением есть молочную пищу в тюрьмах и армии, поскольку эта пища не могла быть приготовлена с использованием свинины, которую молокане не едят.
Наиболее распространена версия, согласно которой, сами молокане предпочитают ссылаться на упомянутую метафору в Библии, первом послании Петра, где записано: «как новорождённые младенцы, возлюбите чистое словесное молоко, дабы от него возрасти вам во спасение» (1-Пет.2:2).

Учение Иисуса Христа и его апостолов, которое негативно относилось к ветхозаветным обрядам и церковному формализму, особенно к жертвоприношениям, свято соблюдалось в раннем христианстве. Эти идеи были нарушены церковными реформаторами и реформами. Вселенские Соборы узаконили церковное служение и учредили церковную иерархию. Молокане посчитали, что учение Иисуса Христа церковью было искажено. Православная церковь стала государственным институтом, и те, кто выступал против, или хотя бы просто не поддерживал её, попадали в ранг государственных преступников.

Свой отказ молиться за царя молокане объясняли нежеланием нарушать ясного повеления Господа. Отказ присягать на верность объясняется лишь нежеланием приносить клятвы вообще. Любая клятва воспринималась как богохульство: «Не клянись ни небом, ни землёю, ни головою твоею, будет слово ваше да, да, и нет, нет, а что сверх этого, то от Лукаваго» (Матф.5:34-36). Говорящий неправду, лжец позорит святое имя Божие и омрачает в себе образ и подобие Его — считают молокане. Здесь налицо удивительная честность молокан, которая позволила им очень быстро завоевать авторитет среди коренного населения Кавказа. В то же время молокане всегда старались показать своё уважение к престолу, да и в принципе к любой власти.

Во времена правления Екатерины II молокан массово стали высылать на южные окраины России, а 22 июля 1805 года, специальным Указом царя Александра I, молоканам была предоставлена свобода вероисповедания. В центральной России молоканское движение начало быстро возрождаться и приобретать массовый характер. Церковные власти забеспокоились.

По настоянию Святейшего Синода при царе Николае I начались гонения на секту молокан. Началось изгнание молокан из центральных регионов России на окраины.
Массовое переселение молокан на Кавказ начинается с их выселения сюда в 30-х годах XIX века. Переселение носило исключительно судебно-карательные цели (Закавказский регион называли даже «тёплой Сибирью»), хотя ранее, в предшествующие годы, ставился вопрос о привлечении в край славянского населения. С большими лишениями, целыми семьями, по 2-3 года добирались они в неведомые края Закавказья — в Армению, Грузию, Азербайджан, где насильно заселялись в глухих долинах, по берегам горных рек.

Люди, прибывающие с различных регионов России, сначала рыли землянки и строили шалаши, затем вдоль улиц построили добротные дома, с двух сторон их вымазывали белой глиной или белили известью. Обзавелись скотом, занялись хлебопашеством, выращивали овощи и сажали плодовые деревья. Детей с ранних лет приучали к крестьянскому труду, они постоянно были заняты полевыми и домашними работами. Основной детской обязанностью было пасти телят, гусей, овец. В просторных дворах возводили хозяйственные постройки, которые всегда содержались опрятно. В каждом дворе имелась баня. В одной из комнат, висела люлька для грудного младенца, крючком подвешенная к кольцу, закреплённому к потолку. В гостиной стоял большой деревянный стол, накрытый белой скатертью, на котором всегда лежала Библия. Стены украшались полотенцами, вышитыми гладью и по канве крестом. Для молоканской вышивки, как правило, характерны цветочные мотивы. В углу просторной комнаты обязательно находилась печь, в которой выпекали хлеб, а зимой готовили всю пищу. Русская печь вплоть до девяностых годов двадцатого века продолжала оставаться обязательным элементом молоканского хозяйства. Летом еду готовили на улице в печках, которые строили во дворе под навесом. Обычно варили лапшу или борщ.

Молоканская лапша — это особенное блюдо, правильно приготовить которое не так-то просто, являлась главным блюдом на свадьбах, праздниках и на похоронах. Изготавливается из муки, замешенной на воде. Чем меньше воды, тем лучше выходит тесто. В тесто добавляются яйца. Сначала готовят тесто, затем небольшой комок теста раскатывают обычной скалкой в тонкую лепёшку, размером со сковородку. Затем снова продолжают раскатывать более мелкой и длинной, около метра скалкой, диаметром 2,0 — 2,5 см. Раскатывание ведётся до тех пор, пока из теста не выдавливался весь воздух, а сама лепёшка становилась настолько тонкой, что хорошо просвечивалась. Далее большие круги немного просушивают с двух сторон, плотно сворачивают в рулон. Очень мелко нарезают, снова сушат до утра, а затем варят на жирном мясном говяжьем бульоне или на бульоне из домашней курицы. Приготовленная лапша не должна быть слишком жидкой.

Для разнообразия готовили котлеты, тефтели, различные каши. Варили из сухофруктов компоты и, конечно, в каждом доме ставили самовары. Самый любимый молоканский напиток — чай. На зиму молокане до первой половины XX в. заготавливали много солений, причём каждый вид отдельно. Норму концентрации соли в воде определяли с помощью сырого куриного яйца. Как только яйцо всплывает, значит, соляной раствор готов. Капусту рубили в одну кадушку, а огурцы солили в другой. Особенно славились своим неповторимым вкусом моченный в капусте белый ренет — «Бумажные» яблоки. В помещениях пол обычно был земляной, его натирали глиной, перемешанной с лошадиным помётом, благодаря чему он не трескался и был гладким. Натирали полы еженедельно. В целом, селения были зажиточными. Молоканки всегда очень заботились о своей внешности. Они украшали свои наряды вышивкой и кружевом. Как правило, обязательным атрибутом молоканок являются платки и фартуки. Одежда молокан всегда отличалась опрятностью и чистотой. Мужчины одевались, как и русские крестьяне, они носили брюки и рубашку «на выпуск», на голове шляпа или картуз. До сих пор у молокан считается неприличным ходить без рубашки по дому.

Первые поселенцы дали селу название «Куснет», а через 10-15 лет село превратилось в налаженное хозяйство с сложившимся общинным бытом. Общины молоканских сёл Северо-Восточного Азербайджана тесно поддерживали связь между собой.

Молокане почитая, в первую очередь, Евангелие, выступали против церкви, проповедовали общинный образ жизни и равенство свободных людей. Молились, но не крестились. Верили, что Бог вездесущ и молитва дойдёт до него и без посредников. Считали, что иконы, кресты и крестики рукотворны, следовательно, почитать, молиться и обращаться к Господу через эти тотемы не имеет никакого смысла. Признавали святость Христа, но больше никого не причисляли к лику святых. Не осеняли себя крестным знамением и не крестили детей, так как крест, в их представлении, символизирует орудие убийства Иисуса Христа. В обязательном порядке праздновались религиозные праздники: Рождество Христово, Крещение Господне, Благовещение, Пасха, Вознесение, Троица.

Молоканские общины обладают уникальным опытом адаптации на новых территориях. У азербайджанцев в Коране написано, что свинину есть нельзя, и молокане считают, что по Библии свинью употреблять в пищу нельзя. Общими были и основные заповеди. С соседними азербайджанскими аулами постепенно наладили добрососедские отношения. Население села пополнялось и за счёт лезгин из Кусарского района, считавших выгодным сотрудничество с русскими поселенцами. Построенные лезгинами глиняные дома на восточной окраине назывались выселками. Возможно, название «Куснет» произошло от названия лезгинских выселок. Молокане оказывали помощь в становлении хозяйства слабым и бедным семьям.

Религиозные службы исполнялись в собраниях, по воскресеньям, общинность сохранилась при исполнении обрядов — отпеваний на похоронах и поминках. Обрядовые песнопения молокан — уникальное явление нашей древней культуры, сохранившееся до наших дней. Чтобы овладеть навыками такого слогового пения, требуется немало времени. Псалмы исполняются на напевы, бытовавшие среди молокан ещё в начале ХIХ века, и в музыкальном отношении эти духовные песни представляют несомненный интерес для исследователей. Но в настоящий момент молоканская песенная культура слабо изучена.

Музыкальные формы песнопений были выработаны и отшлифованы в народной практике в течение многих веков. Большое значение приобретает творческая индивидуальность певца, который ведёт псалом. Промежутки между слогами заполнены гласными, не смысловыми слогами и повторами, а огласовки и произнесение текста на диалекте живо напоминают народную песню. В результате смысл слов настолько затушёвывается, что без знания текстовой основы понять что-либо весьма затруднительно. Особый характер песнопению придаёт сочетание довольно изменчивого темпа, от быстрого, до степенного и неторопливого. У молокан имеются исполнительские школы выдающихся певцов, основанные на устной передаче. Коллективность творчества и «шлифовка» песнопений направлена на максимально точное воспроизведение песнопений, переданных предыдущими поколениями. До 30-х годов 20 столетия ещё проводились обряды венчания.

Воскресенье всегда считался особым днём недели. Подобно первым христианам, они чтят каждый воскресный день, как день Воскресения Христова. В этот день, как и у православных, запрещены все какие-либо работы. С утра, празднично одетые, все дружно идут в собрание, потом идут по гостям. В этот день принято посещать больных, близких и дальних родственников.

Особо почитается празднование Пасхи. В этот день женщины встают особенно рано. Они ставят тесто и выпекают сладкие Пасхи и разнообразную выпечку, и, конечно, красят яйца. Из выпечки пекут обязательно знаменитую кету (кавказкие печенья из слоёного рубленого теста с начинкой из грецких орехов), булочки с различной начинкой, пышки.

Русский язык молокан, в основном, был языком центральной Руси XVII — начала XVIII века и до середины XX века оставался почти неизменным. В него вошли некоторые слова из азербайджанского языка. Под влиянием указанных факторов сложился, так называемый, «молоканский» язык, который несколько отличался от языка Центральной России. Буква «Г» произносилась горловым, грубоватым звучанием. Отдельные слова заканчивались мягким «тя», например: «выхадитя», «беритя» «ешьтя-пейтя». В то время, как русский язык Центральной России приблизился к литературному.

Сельское население во второй половине XIX века пополнялось, в основном, из горного молоканского села Алты-Агач, находящееся в 75 км юго-восточнее Владимировки. Пополнение шло в основном за счёт того, что жениться и выходить замуж молокане предпочитали за своих единоверцев. Н. С. Кастрюлин в своей статье «Из истории села Алты-Агач» сделал попытку дать свою точку зрения и экскурс в историю зарождения русских поселений в Закавказье. Его многочисленные статьи подтверждают тесные родственные связи между сёлами Алты-Агач, Владимировкой, Наримановкой, Алексеевкой и Петропавловкой. По моей родословной ветви, и по мужской, и по женской, есть выходцы из села Алты-Агач. Молоканские семьи, как правило, были многочисленными, многодетными. Самыми распространёнными родовыми фамилиями были: Крыловы, Кутуковы, Новосельцевы, Гуднины, Дудины, Чеботаревы, Меркуловы, Лукошкины, Неверовы, Гавриловы, Запалацкие, Блохины, Холоденины, Калмыковы, Тарусовы, Баженовы, Судаковы, Шепиловы, Павловы, Мироновы.

В 1918 году село потрясли кровавые события, в апреле — мае орудовали многочисленные вооружённые дашнакские банды. Особенно страдало мусульманское население. Осенью через Владимировку прошли турецкие войска, вылавливая и вырезая местных армян целыми семьями. К русским отношение было лояльным.

В 1920 году в селе установилась Советская власть. В 30-е годы проводилась коллективизация, а немного позже были повальные раскулачивания и политические репрессии.

Начало сороковых годов и период Великой Отечественной войны описан мной в статье «Мой бессмертный полк». С великим энтузиазмом трудились вернувшиеся в село демобилизованные солдаты и офицеры Советской Армии. В кратчайшие сроки восстановили колхоз. Несмотря на то, что трудоспособное население сократилось почти на треть, колхоз достиг довоенных показателей уже через два года. Темпы роста по производству продовольствия для города Кубы и столицы возрастали с каждым годом.

Население городов покупало на колхозных рынках более 65% продовольствия, а не в государственной торговле: мясо, молочные продукты, овощи, яйца, ягоды, мёд, грибы, речную рыбу. Следует отметить, что на колхозных рынках в городах Республики реализацией продукции занимались не только колхозы, но и колхозники. Они продавали в городах продукты, произведённые в своём личном хозяйстве. Таким образом, колхозники в части собственного хозяйства на потребительском рынке представляли частный сектор.

Крайне непродуманной оказалась политика Н. С. Хрущева в сельском хозяйстве. С 1958 Хрущёв предпринял наступление на личные подсобные хозяйства колхозников, рабочих и служащих. Серьёзный удар был нанесён по снабжению городов продукцией сельского хозяйства. Хрущевым были запрещены приусадебные хозяйства колхозников, введены налоги на фруктовые деревья, каждую голову скота, были закрыты колхозные рынки. Всё это объяснялось, с одной стороны, ошибочной уверенностью Хрущёва в незначительной роли личных подсобных хозяйств в сельскохозяйственном производстве, а с другой — его стремлением сконцентрировать все силы работников на труде в общественном хозяйстве.

Крестьяне из-за налогов за год порезали свой скот, в несколько раз сократили объёмы производства овощей, вырубили фруктовые сады. В городах начались перебои в снабжении населения мясом, хлебом, мукой, крупами, маслом. Из товарного оборота полностью исчезли многие продовольственные товары, например мед.
В послевоенное время, особенно в конце пятидесятых годов, в селе появилось много азербайджанцев. Вдоль шоссе, за кладбищем, строили дома и заселялись лезгины и турки.

В период Брежневского правления руководящие посты стали занимать кадры, присланные из Кубы. Стало нормой жизни и такое явление, как «корректировка плана» уже после его утверждения. Объёмы продукции со временем реально стали уменьшаться, план кое-как выполнялся за счёт махинаций и приписок. В 80-е годы количество русских в селе начало резко уменьшаться, многие уезжали в Баку и Сумгаит.

Эпилог

В девяностых годах, в связи с осложнением положения русского населения, русские вынуждены были выезжать за пределы Азербайджана. По низким ценам продавали свои дома и прочее имущество и переезжали на постоянное место жительство в Россию, преимущественно в Ставропольский и Краснодарский края, и на Украину.

В селе остались несколько человек, в основном старики, которые не смогли уехать: не на что и некуда. Почти всё население Владимировки стало азербайджанским, за счёт беженцев из Нагорного Карабаха, Армении и мигрантов из Турции. Таким образом, в 1994 году закончилась 150-летняя история русского села Владимировки.

У уехавших молокан сохранился бакинский акцент, специфические бакинские слова, манеры и нормы поведения. Все они с теплотой и ностальгией вспоминают годы, прожитые в Азербайджане, находят односельчан, родственников и друзей по интернету, и общаются с ними.
Александр Николаевич Крохин,
член Союза писателей России,
кандидат экономических наук

Опубликовано 23.06.2016 г.