Молокане

Духовные христиане
Религиоведение. № 1, 2010. — Благовещенск: Изд. АмГУ. — С. 65–77. Шмулевич А.

Русская религия: царь духов и вождь сионского народа. К постановке проблемы «русской духовной традиции»

Постановка проблемы. «Русская духовная традиция»

В России исконно существовала «русская религия», аутентичная «русская духовной традиция» — совершенно особая духовная традиция, не христианская, но и отличная от дохристианского славянского язычества, поскольку традиция эта монотеистична.

К середине XVIII в. из этой традиции выделились, оформившись в особые учения, четыре ветви (перечислены в порядке времени обособления): христоверы (их также называют хлыстами), субботники (или иудействующие), духоборы и молокане. Попытаемся реконструировать её основные положения. Эта традиция включает в себя (возможно, основной её элемент) положение о том, что Бог может во всей своей полноте пребывать как в отдельном человеке, так и в целой группе, общности людей. Отдельная личность становится, таким образом, носителем Божества, живым Богом. В таком же качестве может выступать и целая общность людей.

В эту традицию входит также представление о том, что путём некоторых духовных усилий каждый человек может достичь такого состояния, когда Бог воплотится в нем. Такое состояние — вещь достаточно редкая, если мы говорим об отдельном человеке. Но всё же согласно этим верованиям встречаются личности, которые каким-то образом (или благодаря тому, что были избраны, или путём особых усилий) смогли дойти до него и получить статус живого Бога. Эти люди рассматриваются не просто как учителя, наставники других, а выступают в роли сосуда, через который Божественность распространяется и на всю связанную с ними общность, и, таким образом, вся группа людей приобретает также богоносный статус. Однако принципиальной, непереходимой разницы между живым Богом и остальными людьми не существует, и в принципе любой может стать им.

Бог может быть также воплощён в своей полноте и в целой группе людей — без того, чтобы кто-то из них приобрёл статус Богочеловека. Для подобного Боговоплощения с человеческой стороны требуются лишь духовные усилия, особые мистические практики, которые вводят человека в это состояние. Положение о моральных заслугах, о награде за совершение каких-то добрых дел, для достижения статуса Богочеловека или боговоплощающей общности, в общем, отсутствует.

Следствием такого учения является отрицание священства как группы особо выделенных для богослужения людей, а также отрицание существования каких-то выделенных для контакта с Божеством богослужения предметов (в частности, отрицание икон и всех христианских таинств, а также церковной иерархии).
Представление о русском народе как о народе-богоносце является выражением этой традиции. Концепция «народа-богоносца» изначально чужда христианской мысли и не встречается даже среди национальных Церквей — таких как армянская, эфиопская или айсорская (ассирийская, несторианская), и её нет нигде, кроме России.

Для описываемой «русской духовной традиции» характерен также интерес к иудаизму, использование ветхозаветной терминологии, выполнение определённых ветхозаветных заповедей, причем именно в еврейском их понимании.

В течение веков эта независимая русская традиция подвергалась, естественно, влиянию христианства, однако его влияние коснулось в основном лишь терминологии. В более современных её манифестациях людибогоносцы именуются «Христами» или «Сваофами» (у христоверов). Термин «Христос» для их обозначения встречается и в источниках, говорящих о более раннем времени, вплоть до XIV в. Однако поскольку авторами этих источников были ортодоксальные православные христиане, трудно сказать, каким термином пользовались аутентичные носители этой традиции.

Есть также определённая эсхатология, деление человечества на чистых, или своих, принадлежащих к этой традиции, и остальных, а также представление об идеальном, построенном на основе Божественной воли, обществе чистых, или верных, т. е. людей традиции.

Характерна для неё также целая система духовно-мистических практик, основные элементы которой остались неизменными до настоящего времени. Система эта весьма эффективна и позволяет адептам достигать состояния экстаза, люди также могут впадать в беспамятство и пророчествовать, т. е. произносить какие-то непонятные для непосвящённых тексты.

Имеются свидетельства, что те, кто владеет этой традицией, якобы получают возможность прозревать будущее, т. е. достоверно предсказывать грядущие события, а также получают возможность влиять на людей внушением. Элементами этой духовно-мистической практики являются радения, т. е. коллективные пляски, сопровождающиеся особым пением. Пляски эти могут выполняться и отдельным человеком, и в присутствии других людей, которые самим фактом наблюдения также участвуют в происходящем. Важным и часто встречающимся элементом здесь являются коллективные круговые пляски с хоровым пением, а также верчение. Кроме того, в ней присутствуют особые дыхательные упражнения как во время молитвы, так и не связанные с ней; произнесение (вслух или про себя) особых текстов; иногда встречается упоминание о групповом сексе как элементе радений (но не уверен, что это соответствует действительности). При желании можно усмотреть близость этой русской традиции к определенным положениям учения хасидизма. Следует отметить, что сходство различных религиозных традиций и различных практик не обязательно есть результат непосредственного заимствования. Это может быть также результатом технологической и феноменологической общности эзотеризма и структуры мистического опыта.

К середине XVIII в., как уже было сказано, из этой традиции выделились христоверы, субботники, духоборы и молокане.

В церковной полемической литературе, а вслед за ней и в научной, как и в разговорном языке, их называют сектами, а всё учение — русским сектантством. Все эти группы выделили в своём учении какие-то отдельные элементы из общей древней традиции. При этом общее духовное поле всегда сохранялось. Многие «сектанты» даже теперь осознают, что в принципе они принадлежат к одному учению. Так, в песне хлыстов, записанной на рубеже XIX–XX вв., говорится:

Злые косматые попы
Делают по дворам частые поборы;
Кто мало им подаёт
Зовут — духоборы.
Своими частыми поборами по дворам
Обтёрли пороги хвостами;
Кто мало им подаёт
Зовут — хлыстами.
Эти попы по дворам
Все двери протолкали;
Кто мало им подаёт
Тех зовут — молокане1.

В этой песне характерны не только ощущение единства отстоявших к
тому времени далеко друг от друга (казалось бы) сект, но и резко отрицательное отношение к официальному никонианскому православию; священники здесь представлены в неприглядном виде.

Относительно ощущения «сектантами» различных направлений своего единства Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич, бывший не только революционером и советским государственным деятелем, но и крупным этнографом — исследователем русского сектантства, пишет: «Общие элементы тоже существовали подобно тлеющему огню под пеплом, иногда вдруг вспыхивая с новой силой». Поэтому мы видим, например, у «прыгунов» появление плясок и радений, вроде бы похожих на хлыстовские, или интерес к соблюдению ветхозаветных заповедей, или вроде как на пустом месте появляется во второй половине XIX века такой феномен как штабскапитан Николай Созонтович Ильин (? — 03.07.1890), основатель секты «Десное братство» (она же «Сионская весть», членов которой именуют «иеговисты-ильинцы»). Но говорить тут надо не о влиянии, скажем, хлыстовства на молоканство, а о проявлении единой традиции.

Кроме того, всегда существовали люди, бывшие в той или иной степени носителями этой традиции в её неструктурированном виде. К таким людям принадлежал, по-видимому, Григорий Распутин. Современники и последующие исследователи называли его часто хлыстом. Иначе «хлыстов» именовали «христоверы»; их учение в отличие от других сект допускало или даже предписывало в случае гонений выдавать себя за православных, иметь дома иконы, ходить в церковь и т. п. Однако окружение Распутина, практически все писавшие о нем мемуаристы, как и историки, занимавшиеся политической историей предреволюционного периода, были плохо знакомы с феноменом русского сектантства: хлыстами в начале века называли всех мистических сектантов. Точно так же в начале XIX в. даже в правительственных документах всех сектантов без разбора именовали молоканами.

Эта описываемая особая русская духовная традиция продолжала и продолжает по сию пору оказывать влияние на русскую реальность. Большей частью она существовала подспудно, но иногда, как в случае Распутина или Кондратия Селиванова и Татариновой во времена Александра I, она подходила вплотную к верхам власти и носители её оказывались замешанными в политический процесс на главных ролях.

Многие представители культуры Серебряного века в поисках новых духовных ориентиров обратились к русскому сектантству: Андрей Белый, Хлебников, Есенин, Клюев. О большой глубине проникновения тут, впрочем, говорить не приходится.

Влияние русского сектантства на русское революционное движение, большевизм и Октябрьскую революцию несомненно. Однако роль в этом поэтов Серебряного века достаточна вторична. Скорее, тут можно говорить о круге понятий, закрепившемся в русском обществе.

Большой интерес к русскому сектантству, в частности к «прыгунству» (о нем чуть ниже), проявлял Ленин. Прямо в Кремле, на квартире Бонч-Бруевича, находилось богатое собрание сектантских рукописей, им же и собранное. Бонч-Бруевич, как уже упоминалось, был одним из крупнейших исследователей сектантства, даже использовал их в подпольной работе большевиков. Дунайские староверы, например, доставляли «Искру» в Россию. По воспоминаниям Бонч-Бруевича, Ленин часто приходил к нему на квартиру в Кремле и тщательно изучал эти рукописи, «даже начертания букв»2. Возможно, имелись и еще какие-то каналы влияния.

Примеры трансформаций «русской духовной традиции»

Покажем несколько линий трансформации этой «русской духовной традиции», «русской религии».

Говоря об этом феномене, невозможно обойти вниманием вопрос о русской сектантской духовной поэзии. Существовала целая традиция «духовных стихов», и не только на сугубо религиозные темы. Приведённая выше песня записана довольно поздно, и тут уже сказывается влияние общей культуры. Но и она, по-моему, весьма хороша и своей скрытой экспрессией производит сильное впечатление. Но более ранние или лучше сохранившие традицию тексты имеют совершенно особый и непривычный характер. Для уха, воспитанного на современной литературе, эти стихи в лучшем случае кажутся примитивными, а в худшем — просто какофонией.

Автор неоднократно ради интереса показывал их многим своим знакомым, воспитанным на классической русской поэзии, и, как правило, люди только морщились! Мне же эти стихи доставляют большое удовольствие. Тут просто надо понять, что многие слова употребляются не так, как принято в современном русском языке, понятийная база также во многом другая, но самое главное — мы имеем дело с особой поэтикой и эстетикой. Приведу для примера несколько «духовных песен» Максима Рудометкина.

Война

Нову песню мы поём,
Путем истинным идём!
Мiр стреляет в нас и бьёт,
Честь нам, славу не даёт!
Мы их славы не желаем,
На Господа уповаем;
Он нас словом сотворил,
Дух нас жизнью одарил.
И мы были за рекой,
За мiрской славой такой,
Мiрска слава есть вода,
Душе погибель, беда!
Мы разсеяны там были,
Отца имя мы забыли
И друг друга презирали,
Богу делали печали.
Ныне вышли мы на свет
Прошли хулы всех бед,
Воздадим славу отцу
К небесному Творцу.
Ему слава и держава
Во веки веков.
Аминь.3

***


А жизнь скоротечна
А ты, Боже, вечный.
Всему бесконечный.
А я пред тобою
Тленный человече!
О, радость невеста,
Цветы разцветают,
Господь тебя хочет
Во весь свет прославить!
Готовься же невеста,
Жених твой готов
Готовь браться с вами
Во веки веков. Аминь.4

***

Первый воин идёт,
Первый номер берёт!
Второй воин идёт,
Второй орден берёт!
Третий воин идёт,
Третий номер берёт!
Четвёртый воин идёт,
Четвёртый орден берёт!
Пятый воин идёт,
Пятый орден берёт!
Шестой воин идёт,
Шестой номер берёт!
Седьмой воин идёт,
Седьмой номер берёт!
Сiя повеленiя
С самого явленiя,
Как тому Уранiя
Будет ему равная.
Чистый поход!
Аминь! 5

Максим Рудометкин

Максим Рудометкин является одним из основателей толка «прыгунов» среди молокан. Крестьянин Моршанского уезда Тамбовской губернии, он родился где-то в начале XIX в., в числе прочих «сектантов» при Николае I был переселён на Кавказ. «Прыгунов» называли ещё сопунами, от слова «сопеть», они сопели, дышали особым образом при молитве, использовали какую-то особую дыхательную технику, а наименование «прыгуны» — соответственно от слова «прыгать», и этими техниками, резкими телодвижениями, плясками и особым дыханием, молокане действительно достигали каких-то изменённых психических состояний, впадали в «пророчество».

Рудометкин как раз и ввёл прыганье, пляски. Практиковались они не каждый день, но только в дни православных церковных и еврейских праздников. Рудометкин также «мог воскрешать мёртвых». Такие случаи описаны, причём наблюдателями-интеллигентами, не молоканами, которые объясняли виденное, конечно, тем, что «воскресшие» притворялись мёртвыми, сговорившись с Рудометкиным. Молокане, возможно, испытывали влияние суфийской практики. Известно, что многие мистические стороны их учения были принесены одним из последователей Семёна Уклеина, основателя молоканства, в конце XVIII в. из Персии. Но всё это, к сожалению, совершенно не исследовано и даже не зафиксировано. Те, кто писал про них до революции, были или православные священники-миссионеры, задачей которых являлось ликвидация молоканства, или правительственные чиновники, имевшие с ними дело по долгу службы, или просто случайные наблюдатели-интеллигенты либо краеведы. И те, и другие, и третьи, как правило, — рационалисты в духе эпохи и официально православные, для них и православная мистическая традиция была книгой за семью печатями. На «прыгунов» многие из них смотрели как на тёмных спятивших мужиков, а в то, что на Востоке есть какая-то достойная внимания духовная традиция, они не вникали. Молокане вместе с субботниками (иудействующими), духоборами и хлыстами, относились к числу «вреднейших сект». Их всех сурово преследовали при Николае I.

В русской народной сектантской мистической традиции есть представление, что район горы Арарат имеет особое мистическое значение, там должен открыться «град Господень Иерусалим»6. Согласно этим представлениям 1833-й г. имел какое-то особое значение в этом смысле, и в том году целые молоканские деревни стали переселяться в Закавказье из Центральной России. Движение захватило даже православных, которые переходили в молоканство и отправлялись в путь7. Какое-то особое значение имел и 1857-й г. В том году Рудометкин во время торжественной церемонии у подножья горы Арарат короновался титулом «Царь духов и вождь сионского народа». Была у него среди прочего и особая царская одежда.

Учение Рудометкина изложено в книге «Книга Солнце». Там он, в частности, приводит план географической организации мира и отношения «избранного духовного народа» с «гогами и магогами» — людьми, чуждыми духу. «Чистые» живут в особом географическом месте, в центре которого столица, в центре столицы «дворец царя духов». Подробно разбирается количество башен, ворот и т. п., их взаиморасположение относительно сторон света и т. д. Вообще, арифмологии уделяется много внимания. Разбираются также мистические свойства различных частей света. Рудометкин разработал особый сакральный язык, на котором можно было общаться. Приветствием служили, например, слова: «Паргинал Ассурингал Юзогрис!»8.

Кончилось всё это тем, что 12 сентября 1858 г. он был арестован9 и заключён «для увещевания» в тюрьму Соловецкого монастыря. Тюрьмы имелись практически при всех крупных монастырях, и соловецкая считалась самой тяжёлой. Условия там были жуткие, имелись камеры (а все камеры были в толстых каменных стенах, действительно «каменные мешки»), где можно было только сидеть, причём согнувшись, и так иногда по несколько лет. Рудометкин провёл на Соловках девять лет. В 1869 г. он был переведён в Суздальскую крепость при Спасо-Ефимьевском монастыре, где находился вплоть до своей смерти в 1877 г.10. Тюрьма при Спасо-Ефимьевском монастыре также считалась одной из самых суровых, туда заключали наиболее дерзких «вольнодумцев». До Рудометкина там сидели, например, декабрист Шаховской и «монах-прозорливец» Авель, который сделал императору Павлу I предсказание «о судьбах державы Российской», включительно до его правнука (Николая II). Сидели и после Рудометкина, — в частности, маршал Паулюс со своим штабом.

По-видимому, Рудометкин умер не сам, а был убит. Вообще же, были физически уничтожены все основатели и значимые фигуры «прыгунства» (Рудометкин погиб последним). Причём всё это происходило уже после смерти Николая I, при Александре II, в очень либеральные времена, когда по отношению к сектантам и раскольникам политика была мягкая. Однако, как это ни удивительно, учение Рудометкина дожило до сего дня. При советской власти, в 1920-е гг. из «прыгунов» выделилась группа, получившая название «максимисты» (от «Максима Рудометкина»), которые отличались тем, что не вступали в колхозы и профсоюзы, не повязывали детям пионерские галстуки и т. п. Их руководитель и в 1960-е гг. носил фамилию Рудометкин и был его потомком.

От Рудометкина сохранились также духовные стихи, молитвослов и «Книга Солнце», в которой изложено его мистическое учение. «Книга Солнце» обычно переплеталась ещё с несколькими молоканскими основными сочинениями и называлась тогда «Дух и жизнь. Книга Солнце». Под таким названием она несколько раз издавалась американскими молоканами в Лос-Анджелесе, в неполном по сравнению с рукописями виде.

Субботники. Внешняя история движения

Субботники (в просторечии «жидовствующие», «новые жиды») — народное название секты иудействующих, возникшей, по-видимому, на рубеже XVII–XVIII вв. в центральных районах России, в среде помещичьих крестьян. Факты, подтверждающие преемственную связь субботников с ересью жидовствующих (московско-новгородской ересью) XV–XVI вв., отсутствуют. Первые документальные сведения о субботниках относятся лишь к началу XVIII в. Субботники (под разными названиями) упоминаются в письмах 1700-х гг. публициста и экономиста И. Посошкова и в «Розыске о раскольничьей барынской вере…» (написан в 1709 г., опубликован в 1745 г.) митрополита Дмитрия Ростовского, который писал о сектантах-щельниках (на Дону): «… иже по-жидовски субботу постят». Конкретно о субботниках сообщалось лишь то, что они в религиозных целях празднуют не воскресенье, а субботу и отвергают почитание икон11.

В 1770 — 80-е гг., как и во весь период царствования Екатерины II, благоприятный для сектантства, отмечается особенное распространение субботничества. Первые официальные данные о субботниках относятся к концу XVIII в. Так, донской казак Косяков в 1797 г., находясь на службе, «принял иудейскую веру» от местного учителя — субботника Филиппа Донского и по возвращении на Дон стал распространять новое вероучение. Вместе с братом он обратился к наказному атаману Войска Донского с ходатайством о свободном исповедании своей веры.

В начале XIX в. многие жители города Александрова на Кавказской линии (позже город Александровская Станция Ставропольской губернии) из купечества и мещанства по субботам уклонялись от исполнения общественных повинностей; составляя большинство населения, они добились освобождения от всяких работ в святой для них день (позже всё население города было зачислено в Хоперский казачий полк)12. Однако подобное терпимое отношение администрации к субботникам было исключением. Когда в начале XIX в. стали открываться новые центры субботничества в губерниях, не входивших в черту оседлости (Московская, Тульская, Орловская, Рязанская, Тамбовская, Воронежская, Архангельская, Пензенская, Саратовская, Ставропольская, Область Войска Донского), власти стали применять репрессивные меры. В Воронежской губернии в 1806 г. была обнаружена группа субботников; большинство их насильственно обратили в православие, а не сломленных «зачинщиков» сдали в солдаты (по официальным данным, в 1818 г. в Воронежской губернии было 503 субботника, в 1823 г. — 3771, в 1889 г. — 903). Обнаруженные в 1811 г. в Тульской губернии (Каширский уезд) субботники заявили, что веру свою «содержат издревле». Еще в 1805 г. субботники появились в Броницком уезде Московской губернии, в 1814 г. возникло дело о субботниках в Орловской губернии (в городе Елец община субботников существовала с 1801 г.), в 1818 г.– в Бессарабской губернии (город Бендеры). В 1820 г. решением кабинета министров пропагандисты из числа субботников города Бендеры были переселены в Кавказскую губернию, куда в том же году выслали с семьями и субботников Екатеринослава.

После того, как министр духовных дел и народного просвещения князь А.Голицын подал представление, что евреи распространяют своё учение среди местного населения Воронежской губернии, последовало утверждённое Александром I положение кабинета министров «О недержании евреями в домашнем услужении христиан». В 1823 г. министр внутренних дел граф В. Кочубей представил в кабинет министров записку о жидовствующих (т.е. субботниках) и о мерах борьбы с этой сектой, которая, по его сведениям, насчитывала около 20 тыс. человек в разных регионах России. По его предложению в 1825 г. был издан синодский указ «О мерах к отвращению распространения жидовской секты под названием субботников». По этому указу всех распространителей ереси немедленно призывали в армию, а непригодных к военной службе ссылали на поселение в Сибирь; евреев изгоняли из уездов, в которых была обнаружена секта, и «впредь ни под каким предлогом пребывание их там» не дозволялось. Субботникам не выдавали паспорта, чтобы затруднить им передвижение по стране, и, таким образом, общение с евреями; им запрещали молитвенные собрания и «исполнение обрядов обрезания, венчания, погребения и прочих, не имеющих сходства с православными». В результате этих преследований многие субботники формально вернулись в лоно православной церкви, продолжая, однако, тайно соблюдать обряды и обычаи своей веры.

Положение субботников ухудшилось с вступлением на престол Николая I (указ от 18 декабря 1826 г. о присоединённых к православию и снова предавшихся ереси). Субботников, открыто признававших свою принадлежность к секте, переселяли (иногда целыми деревнями) в северное предгорье Кавказа, Закавказье и в Иркутскую, Тобольскую и Енисейскую губернии, а после присоединения в 1858 г. Приамурья к России — и в Амурскую губернию. В 1842 г. были разработаны правила о переселении субботников на Кавказ, где им отводили земли. В 1850-х гг. секта получила широкое распространение в Кубанской области. Трудолюбие и предприимчивость субботников, основавших процветающие деревни, способствовавших оживлению торговой жизни Закавказья, привели к тому, что они преуспели в распространении своей веры среди русских колонистов, чаще всего таких же, как и они, сосланных сектантов.

На прежних местах жительства также осталось немало скрытых субботников. После воцарения Александра II, когда репрессивные законы против всех сектантов применялись мало, бóльшая часть субботников в Центральной России (особенно в местах концентрации — Воронежской, Тамбовской и других губерниях) перестала скрывать свою веру. В Ставропольской губернии субботники открыто заявили о себе в 1866 г., сославшись на свободы, данные манифестом по случаю коронации. В Воронежской губернии субботники вышли из подполья в 1873 г., когда 900 членов секты (в Павловском уезде) были приговорены к лишению всех прав состояния и ссылке на поселение в Закавказье; ревизующий сенатор С. Мордвинов, дав благоприятный отзыв о них, ходатайствовал об отмене приговора13[1]. В 1887 г. последовал указ о признании наиболее важных актов в личной жизни сектантов законными (с гражданской точки зрения). Хотя манифест о свободе совести (17 апреля 1905 г.) положил конец всем законам, направленным против субботников, администрация, часто смешивая их с евреями, применяла к ним ограничения; Министерство внутренних дел было вынуждено в циркулярах от 1908 г. и 1909 г. разъяснить, что иудействующие имеют одинаковые права с коренным населением. К началу XX в. общины субботников существовали в 30 губерниях Российской империи и насчитывали десятки тысяч человек (официальная статистика до манифеста о свободе совести от 17 апреля 1905 г. заведомо неполна, так как сектанты, и особенно субботники, которых власти считали «вредной сектой», уклонялись от регистрации). С конца 1880 — начала 1890-х гг. в среде субботников возникло движение за переселение в ЭрецИсраэль (Землю Израиля, Палестину), и они целыми семьями (Дубровины, Куракины, Протопоповы, Матвеевы и др.) селились в еврейских сельскохозяйственных поселениях, главным образом в Галилее, где через дватри поколения растворились среди еврейского населения. На начальном этапе субботничество развивалось как типичное радикально-антитринитарное движение. Субботники отвергали христианское вероучение и культ, в основе их вероучения был Ветхий Завет. В нем их привлекали запрет пожизненного рабства, мотивы обличения господствующих классов, а также идея единобожия (а не Троицы) и отрицание «кумиров» (икон). Некоторые группы субботников считали Иисуса не Богом, а одним из пророков. В культе они стремились выполнять библейские предписания (обрезание, празднование субботы и еврейских праздников, пищевые и другие запреты и т. д.), что по форме сближало их с иудаизмом. Однако исповедуемое ими учение в разных губерниях имело свои специфические особенности, и, как свидетельствует синодский указ от 1825 г., «существо секты не представляет полного тождества с еврейской верой». Этим объясняется усилившееся, особенно со второй половины XIX в., стремление субботников заимствовать формы учения непосредственно у евреев. В субботничестве сложились различные и часто несовместимые толки. Их возникновению способствовал ряд причин: отсутствовали постоянные контакты субботников с евреями (не имевшими права жительства вне черты оседлости); субботники проживали разбросанно, связь между ними была затруднена; группы субботников появились в разное время и имели разный генезис. Все эти толки можно разделить на две группы: собственно субботники (т.е. иудействующие или перешедшие в иудаизм по Галахе) и христианские секты, празднующие субботу, соблюдающие некоторые предписания и обряды иудаизма.

К первой группе относятся:

  1. Субботники, называвшиеся на Кубани также псалтирщиками, которые в российском законодательстве начала XX в. именовались «субботниками иудейского вероисповедания». Они отвергали все положения христианства и стремились выполнять ветхозаветные предписания, включая обрезание. Ещё в конце XVIII — начале XIX вв. они пытались установить контакты с евреями, а некоторые из них даже проходили гиюр. В середине XIX в. субботники представляли организационно оформленное (общины, учителя, наставники, устная традиция) отдельное религиозное учение.
    Большинство их продолжало эволюцию в сторону иудаизма: многие общины заимствовали элементы еврейского культа (таллит, тфиллин, соблюдение мицвот (заповедей) в соответствии с Галахой) и литургии (богослужение на иврите). Это процесс усилился в конце XIX — начале XX вв. По официальной статистике, на 1 января 1912 г. таких субботников насчитывалось 8412 человек14.

  2. Геры, называемые также талмудистами, или шапочниками (за обычай даже в доме носить головной убор). Еврейские источники говорят о многочисленных случаях прозелитизма среди русских и украинцев еще в конце XVIII — начале XIX вв. Так, в жизнеописании рабби Нахмана из Брацлава «Хаей Ма-харан» (1874) Натана Штернхарца (1780-1845) говорится о том, что в 1805 г. было много случаев обращения христиан в иудаизм из-за того, что они находили противоречия в своих священных книгах. Официальная российская статистика обычно не отличала геров от субботников, строго соблюдавших мицвот без формального прохождения гиюра (перехода в иудаизм). На 1 января 1912 г. иудействующих (вероятно, геров) насчитывалось 12 305 человек15, по переписи 1897 г. — 9232 человека. Они стремились к полному слиянию с евреями, поощряли браки с ними (не вступая в браки даже с субботниками), посылали детей в иешивы. В центрах их концентрации (Кубань, Закавказье) в начале XX в. существовали сионистские кружки (на 1-й конференции сионистов Кавказа в Тифлисе в 1901 г. был делегат от станицы Михайловской Кубанской области З.Лукьяненко), а в селе Зима (Иркутской губернии) была сионистская организация, пославшая своих представителей на состоявшийся в 1919 г. в Томске 3-й Всесибирский сионистский съезд. Хотя их число в советское время значительно уменьшилось, в 1970 — 80-х гг. они продолжали существовать в Сибири (в Зиме был миньян до конца 1970-х гг.), в Воронежской и Тамбовской областях, на Северном Кавказе (район Майкопа) и в Закавказье (город Севан, бывшая Еленовка в Армении, село Привольное в Азербайджане, город Сухуми и другие населенные пункты).
    Особое явление представляет эволюция субботничества под руководством геров в Воронежской области (где в 1920 г. субботники проживали в 27 деревнях) в советское время. В 1920–1921 гг. субботники из селений Озерки, Клеповка, Гвазда, Бутурлиновка, Верхняя Тишанка и других переселились на бывшие помещичьи земли, где образовали два отдельных селения — Ильинка и поселок Высокий. Изолированность проживания, сплочённость и сильное духовное руководство привели к тому, что большая их часть полностью восприняла ортодоксальный иудаизм и отождествила себя с евреями. В 1920-х гг. в Ильинке возникла сельскохозяйственная коммуна (с субботним выходным днем) под названием «Еврейский крестьянин» (так первоначально назывался и колхоз, который после укрупнения вошел в колхоз «Россия»). В 1920-е гг. туда для помощи в религиозном воспитании и налаживании религиозной жизни неоднократно приезжали евреи. Примерно в 1929 г. в Ильинку прибыл Залман Либерман, исполнявший обязанности шохета (резника скота и птицы), мохела (совершающего обряд обрезания), меламеда (учителя) и хаззана (кантора, ведущего общественную молитву). Он наладил в поселении производство ритаульных принадлежностей — цицит и таллитов (для Москвы, Ленинграда и других городов), а также поставку кашерного мяса в Воронеж и близлежащие населенные пункты. В 1937 г. Либерман был репрессирован и погиб в заключении, синагога закрыта, изъяты четыре свитка Торы (Сефер-Тора), два из которых позже были возвращены. В 1930-е гг. во время оформления документов жители этих поселков (особенно Ильинки) настаивали на записи «еврей» в актах гражданского состояния, в графе «национальность»16. По данным исследования, проведенного в 1960-x гг. Институтом этнографии АН СССР, даже в менее ортодоксальном Высоком в 1963 г. из 247 мальчиков дошкольного возраста лишь 15 не были обрезаны, а в 1965 г. в Иом-Киппур (Судный День) в этом поселении никто не вышел на работу17. В Ильинке обязательно обрезали всех новорожденных мальчиков (для этого ездили в Воронеж и на Кавказ), не было ни одного случая смешанного брака, соблюдались суббота и праздники, а также частично кашрут (только в домашних условиях). В 1973–1991 гг. большинство жителей Ильинки уехало в Израиль18.

  3. Субботники-караимиты. В Тамбовской губернии их называли староиудеями, или бесшапочными. Они не признают Талмуд и единственным источником веры считают Ветхий Завет. Секта возникла около 1880 г. под влиянием контактов с крымскими караимами. На 1 января 1912 г. их насчитывалось 4092 человека19: В 1905–1912 гг. в секту по официальным данным перешло 30 человек (в этот период, — правда, со значительными оговорками, — допускалось принятие христианами нехристианских вероисповеданий, с 1913 г. правила ужесточились). В 1910-х гг. у этих субботников была религиозная и литургическая караимская литература на русском языке, они проживали в Саратовской, Тамбовской и Астраханской губерниях, на Алтае и в Кубанской области. В 1960-х гг. были случаи, когда представители секты, проживавшие в Астрахани и Волгограде, записывались караимами.

К христианским толкам субботников относятся:

  1. Субботники-молокане, представляющие один из толков в молоканстве. Ещё в ранний период в молоканстве, основанном С. Уклеиным в XVIII в., было заметно сильное влияние иудаизма. Однако Уклеин из-за трудности исполнения законов и запретов иудаизма не решился предписать их исполнение всей общине, хотя наиболее близкие его ученики стали их соблюдать. Его преемник Сундуков (Саратовская губерния) выступил за более решительное сближение с иудаизмом, чем вызвал раскол в секте. Последователи Сундукова получили название субботники-молокане, они ввели в обычай празднование субботы и других иудейских праздников и придерживались ветхозаветных пищевых запретов, хотя признавали и Евангелие. На 1 января 1912 г. субботников-молокан насчитывалось 4423 человека20.
    По сути, субботники-молокане представляли собой секту, промежуточную между христианством и субботничеством (иудействующими). В другом молоканском толке — прыгунов — в 1860 — 1870-х гг. возникло движение за принятие Закона Моисеева, появились библейские имена, отмечались суббота и некоторые ветхозаветные праздники, велись споры о необходимости обрезания. Как отмечал Н. Дингельштадт21, многие прыгуны «серьёзно подумывают о переходе в субботники, признавая их веру более правою и согласною с Писанием». Многие из субботников-молокан и прыгунов впоследствии переходили в иудейское субботничество и даже становились герами.

  2. Христианские субботники — секта, возникшая в Тамбовской области в 1926 г. как ответвление адвентизма.

***

Постановка вопроса о единой «русской духовной традиции», «русской религии» позволяет объяснить многие, полагавшиеся ранее не связанными между собой, явления русской духовной и политической истории.
Авраам Шмулевич,
раввин, политолог и религиозный философ,
президент «Института Восточного Партнерства», Иерусалим.


  1. Песни русских сектантов-мистиков / ред., сост. Т. С. Рождественский, М. И. Успенский. — СПб.: Тип. П. П. Сойкина, 1912 (Записки Императорского Русского Географического общества по отделению этнографии). — Т. XXXV. — LV. — С. 338 

  2. Бонч-Бруевич В. Д. Избранные сочинения. — М., 1959. — Т. 1. — С. 380. 

  3. Н. Д. Прыгуны. (Материалы по истории обрусения Закавказского края). Ч. 1 // Отечественные записки.– 1878. — Т. 240, № 10. — С. 60-62. 

  4. Там же. — С. 66. 

  5. Дингельштедт Н. Закавказские сектанты в их семейном и религиозном быту. — СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича 

  6. Дух и жизнь. Книга Солнце: Божественные изречения наставников и страдальцев за Слово Божие, Веру Иисуса и Дух Святой Религии Духовных Христиан Молокан-Прыгунов: Труды Духовного Просвещения по изволению Божию вылиты ими во свет человечеству — в темничных, тюремных заключениях и монастырских вечных заточениях. Исправленное и дополненное, с очерком религии; Второе «Дух и Жизнь» издание в Лос-Анжелесе, Америка, 1928 г.; Исторические сведения о молоканской секте // Православный собеседник. — Кн. 3. — Казань, 1858. — С. 77, 300, 301; Клибанов А. И. История религиозного сектантства в России. — М.: Наука, 1965. — С. 131; Варадинов Н. В. История Министерства внутренних дел. Восьмая, доп. книга. История распоряжений по расколу. — СПб.: Тип. М-ва внутр. дел, 1863. — С. 617; мн. др. 

  7. Исторические сведения о молоканской секте… — С. 301. 

  8. Дух и жизнь. Книга Солнце…; Кальнев М. Служебник и требник прыгунов. — Рязань: Типография Братства св. Василия, 1913. — 39 стр. 

  9. Кальнев М. Служебник и требник прыгунов… — С. 5. 

  10. Пругавин А. С. Монастырские тюрьмы в борьбе с сектантством (К вопросу о веротерпимости). — М.: Посредник, 1905. — С. 59. 

  11. Дмитрий Ростовский. Розыск о раскольничьей брынской вере… — М., 1847.– С. 68, 609, 625; Сборники писем И. Т. Посошкова к митрополиту Стефану Яворскому. Сообщил В. И. Срезневский. — СПб. 1900. — С. 20; И. Т. Посошков. Зеркало очевидное (ред. полная). — Вып. 1. — Казань, 1895. — С. 199. 

  12. А-егудим а-козаким бе-эрец Кавказ (Евреи-казаки в стране Кавказ. — иврит) // А-Кармель«. — No15. — 14-е месяца Шват, 5625 год. — СПб. — С. 121-122; Толстов В. Г. Историческая хроника Хоперского полка Кубанского казачьего войска: 1696-1896. / сост. того же полка подъесаул В. Толстов. — Екатеринодар: Тип. Кубан. обл. правл., 1896. — С. 29. 

  13. Берлин И. Жидовствующие. Еврейская энциклопедия. — Изд. Общества для научных еврейских изданий и изд-ва „Брокгауз — Ефрон“, 1908-1913. — Т. 7. — С. 585. 

  14. Статистические сведения о сектантах (к 1 января 1912 г.). — СПб: Издание Департамента духовных дел Министерства Внутренних дел, 1912. 

  15. Там же. 

  16. Полевые материалы автора, собранные в 1984–2100 гг. в Воронежской области, Москве и Израиле; Шмулевич А., Кипнис М. Субботники (иудействующие) // Краткая еврейская энциклопедия. — Иерусалим, 1996. — Т. 8. — С. 635-639; Тульцева Л. А. Эволюция старого русского сектантства // Вопросы научного атеизма. — Вып. 7. — М.: Мысль, 1969. — С. 206208. 

  17. Тульцева Л. А. Эволюция старого русского сектантства… — С. 214. 

  18. Чернобыльский Б. Еврейская сельскохозяйственная община в деревне Ильинка // Проблемы отказа в выезде из страны (Журнал нелегально распространялся в Самиздате). — 1988. — № 3, май. С. 57-61; Демин Авром (Шмулевич Авраам). Крепостные времён перестройки // Гласность» — независимый общественно-политический журнал (Самиздат). — М., 1988. — № 18. — С. 122-126; Не мешайте нам жить! — заявил сход граждан поселка Ильинка в ответ на притязания сионистов // «Заря». Орган Таловского районного комитета КПСС и районного Совета народных депутатов. № 80 (7550), 4 июля 1987 г. — С. 4; Открытое письмо ильинцев // Там же. № 15 (7641). 4 февраля 1988 г. С. 3; А. Зарубин. Роковые шаги в неизвестное. Там же; А. Зарубин. Оградите нас от сионистов! Этого решительно требуют труженики колхоза «Россия» // Там же. № 18 (7644). 11 февраля 1988 г. — С. 2. 

  19. Статистические сведения о сектантах (к 1 января 1912 г.)… 

  20. Там же. 

  21. Закавказские сектанты в их семейном и религиозном быту. — СПб., 1885. 


  1. В замечательную статью И. Берлина вкралась опечатка: исчез «ноль», 900 субботников превратились в 90, и за прошедшие сто лет уменьшенная в десять раз цифра успела появиться во многих публикациях. Я привожу всю эту историю по газетной публикации: Новое время, 21.05.1877. — № 439. — С. 5; первоисточника (соответствующее архивное дело) на настоящий момент ещё не выявлено.

Опубликовано 30.03.2010 г.