Молокане

Духовные христиане
Религиоведение. № 4, 2014. — Благовещенск: Изд. АмГУ. — С. 65–77. Буянов Д. Е.

Религиозное сектантство в Приамурье во второй половине XIX — начале XX вв.: обзор научной литературы по проблеме

В российской и современной дальневосточной научной литературе всегда наблюдался определённый интерес к вопросам религиозной жизни. Бóльшая часть опубликованных работ имеет исторический характер и относится к Русской православной церкви. Между тем, внимание некоторых авторов привлекли христианские неправославные общины, действовавшие в Амурской области во второй половине ХIХ в. — начале ХХ в. (духовные христиане — духоборы и молокане, баптисты. Историография проблемы по состоянию на 2006 г. приведена в монографии М. Б. Сердюк «История религии на Дальнем Востоке в исследованиях и библиографии»1. Однако в неё вошли не все работы, в той или иной степени касающиеся христианского сектантского движения на востоке страны. Кроме того, авторский историографический анализ достаточно краток, а основной объём книги занимает библиографический список изданий, в основном посвящённых деятельности Русской православной церкви и Русской старообрядческой церкви; сектам отведено сравнительно мало места, что отражает общее состояние современных религиоведческих исследований на Дальнем Востоке России.

Изучение различных аспектов религиозной и гражданской жизни тех религиозных течений, которые в публикациях назывались «сектантскими», началось ещё до революции. В книге О. М. Новицкого «Духоборцы. Их история и вероучение», вышедшей вторым существенно дополненным изданием в 1882 г., отсутствует дальневосточный материал, но имеются важные сведения о положении секты в XVIII и XIX вв.2. Краткая информация о баптистах, духоборах и молоканах представлена в статьях в энциклопедическом словаре Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона3.

С середины ХIХ в. начинается интенсивное освоение русскими Приамурского края. Среди первых жителей были сектанты, высланные на восток за принадлежность к незаконным религиозным обществам. Для закрепления переселенцев на новых местах правительству пришлось отказаться от репрессий и пойти на известное смягчение мер надзора и контроля за сектантами. С другой стороны, власти физически не могли обеспечить полицейское присутствие во всех населённых пунктах на обширной территории юга Дальнего Востока. Даже в городах, по соседству с государственными учреждениями (например, в Благовещенске), сектанты чувствовали себя достаточно свободно. Это не могло не вызвать ревнивого отношения к возникшей ситуации со стороны руководства Русской православной церкви. Из центра на восток были отправлены представители священного Синода, чтобы изучить положение дел на месте. По итогам их поездок составлялись отчеты, часть которых в литературно обработанном виде были опубликованы. Одна из таких работ принадлежит православному священнику К. Литвинцеву4. Прожив несколько лет в Благовещенске (автор называет его «молоканским городом»), К. Литвинцев, прежде всего, отмечает зажиточность сектантов5. Во-вторых, он считает молокан и духоборов русскими протестантами. В-третьих, отмечает различие в вероучениях молокан и духоборов: «Теоретические взгляды молокан на религиозные вопросы отзываются рационализмом, холодной рассудочностью; тогда как взгляды духоборов на те же самые вопросы носят чисто мистический характер…»6. Статья К. Литвинцева содержит много фактического материала, который требует, однако, критической оценки.

Амурскими сектантами занимался также А. В. Кириллов — известный в Благовещенске общественный деятель и краевед, преподаватель духовной семинарии, кандидат богословия (1851 — около 1910 гг.). Его труды отличает яркость повествования, хороший литературный язык, они, несмотря на описательный характер, дают основательное представление о жизни и обычаях амурских сектантов, их культовой практике. Но работы А. В. Кириллова посвящены в основном прыгунам, представлявшим собой относительно небольшую группу во всем течении русского духовного христианства7. Для оценки достоверности сообщаемых А. В. Кирилловым сведений важно знать источники, которыми располагал автор. Поскольку его статья «Амурские прыгуны или духовные христиане (Краткий историко-этнографический очерк) вышла в «Камчатских епархиальных ведомостях» в 1897 г. (в 1898 г. была перепечатана отдельной брошюрой), когда газетный рынок Приамурья был представлен только «Амурской газетой» (стала выходить с 1895 г.), можно утверждать, что материалами местной прессы А. В. Кириллов практически не пользовался. Скорее всего, он привлёк для работы документы, которые обращались в епархиальном управлении и известия, основанные разного рода слухах, циркулирующих в среде городских обывателей. Православная позиция К. Литвинцева и А. В. Кириллова предопределила негативный тон в описании амурских сектантов.

В конце ХIХ в. и в первом десятилетии ХХ в. Благовещенская и Приамурская епархия Русской православной церкви проводила активную противосектантскую работу. В Благовещенске проходили публичные диспуты и беседы, на которых затрагивались волнующие всех религиозные вопросы. Отчёты о них, а также другие публикации об амурских сектантах напечатаны в журнале «Благовещенские епархиальные ведомости» (в 1894–1899 гг. назывался «Камчатские епархиальные ведомости»). Некоторые из указанных материалов за 1902–1905 гг. написаны, или отредактированы противосектантским миссионером Василием Аркадьевичем Трониным, человеком образованным, кандидатом богословия. Несмотря на негативное восприятие православными священниками сектантов, первые в процессе полемики со своими оппонентами воспроизводят некоторые положения вероучений духовных христиан и баптистов.

После окончания гражданской войны наступил новый этап в изучении проблемы. Это время было относительно спокойным и безопасным для деятельности религиозных организаций в СССР. Исследователи пока ещё могли без оглядки на идеологические и политические ограничения заняться наукой. Архивы были более или менее доступны. Сектанты с их резкими выступлениями против господствующей церкви, со смелыми попытками перестроить свою жизнь на началах уничтожения частной собственности, несомненно, привлекли внимание революционно настроенной части научного сообщества. В этой связи следует отметить работу М. В. Муратова «Духоборцы в Восточной Сибири в первой половине ХIХ века»8. Она написана на основе архивов канцелярии генерал-губернатора Восточной Сибири и Иркутской духовной консистории. В данной публикации упоминаются фамилии, которые в Амурской области в начале ХХ в. считались традиционно молоканскими (Меньшагины или Меньщагины, Кузнецовы), говорится не только о духоборах, но и о молоканах, которые вместе отбывали ссылку в Сибири.

В 1928 г. в журнале «Духовный христианин» видный деятель молоканского движения в России Н. Ф. Кудинов опубликовал материал «Духовные христиане молокане (краткий исторический очерк)», в котором содержатся важные сведения о молоканах и их вере. В сочинении Н. Ф. Кудинова имеется историческая часть и его полемика со своими оппонентами внутри молоканского движения9.

На 1920-е гг. приходится расцвет баптизма на Дальнем Востоке. Наблюдается рост баптистских общин, главным образом за счёт перехода в их состав молокан и членов других протестантских деноминаций. Г. С. Лялина отмечала, что за 1920–1926 гг. в трёх областях Дальнего Востока — Амурской, Приморской и Забайкальской численность баптистских обществ увеличилась в 4 раза10. События в религиозной жизни Амурской области в конце ХIХ — первой четверти ХХ вв. описаны в воспоминаниях известного баптистского проповедника г. Винса «Тропою верности», изданных на русском языке в г. Экхарте (США) в 1990 г. В них кроме характеристики баптистского движения имеется раздел, посвящённый молоканам11.

С середины 1920-х гг. советское государство переходит к ужесточению своей политики в отношении церкви и сект. 27–30 апреля 1926 г. при ЦК ВКП (б) прошло антирелигиозное совещание, на котором были приняты тезисы, направленные на активизацию атеистической пропаганды. Совещание было подготовлено Агитпропом ЦК ВКП (б) с участием видных партийных работников (В. Д. Бонч-Бруевич, П. А. Красиков, П. Г. Смидович, Ф. М. Путинцев). Они выезжали на места для получения дополнительной информации. Собранные материалы были обобщены в докладах и были использованы для подготовки тезисов совещания. Отмечалось, что «Старообрядческие, молоканские, скопческие, духоборческие секты не растут. Адвентисты и толстовцы растут, но в количественном отношении являются малораспространенными сектами. Распространенными и сильно растущими являются секты баптистов и евангелистов»12. Тезисы содержат выводы и характеристики сектантского движения, распространяющиеся и на российский Дальний Восток.

Материалы совещания при ЦК ВКП (б) 27–30 апреля 1926 г. легли в основу статей Ф. М. Путинцева и А. Долотова, опубликованные в 1926–1927 гг. в советских антирелигиозных изданиях. В работах Ф. М. Путинцева «Сектантство и антирелигиозная пропаганда»13, «Современное сектантство»14, «Районы распространения сектантства прежде и теперь»15 приводятся сведения, касающиеся деятельности сект на территории Амурской области. В 1927 г. в журнале «Антирелигиозник» под псевдонимом «Безбожник» была опубликована статья «Сектанты в Дальневосточном крае», содержащая обширный фактический и статистический материал по проблеме16. Вероятно её автором был член комиссии по подготовке Антирелигиозного совещания при ЦК ВКП (б) 27–30 апреля 1926 г. А. Долотов. На это указывает аналогичная по стилю работа А. Долотова «Сектантство в Сибири»17. М. Б. Сердюк приписывает авторство статьи «Сектанты в Дальневосточном крае» А. Долотову18.

8 апреля 1929 г. было принято постановление ВЦИК и СНК СССР «О религиозных объединениях»19. С этого времени религиозная жизнь в стране переходила под полный контроль государства. Количество публикаций по вопросам религии стало сокращаться. То, что выходило из печати, предназначалось в основном для потребностей атеистической пропаганды. Издания 1930-х гг. по религиозной тематике пронизаны духом героической романтики построения социалистического общества, верой в скорое появление нового человека, свободного от религиозных заблуждений, в них выпукло чувствуется пафос классовой борьбы, нередко ставится знак равенства между служителями культа и контрреволюционерами. Стиль изложения материала часто резок и прямолинеен, выводы категоричны и безапелляционны. Для литературы 1930-х гг. характерны слабая документальная база и поверхностное изучение религиозных и социальных процессов в сектантской среде. Это относится к книге И. П. Морозова «Молокане»20. Впрочем, указанный автор сообщает немало сведений и фактов, которые при их критическом переосмыслении представляют ценный задел для изучения молоканского движения. В работе И. П. Морозова есть материал, касающийся Амурской области.

К концу предвоенного десятилетия в СССР были закрыты почти все культовые здания, а многие религиозные общества закрыты. Научное изучение религии практически прекратилось.

Начиная с конца 1950-х гг., в отечественной историографии стали вновь появляться работы, посвящённые вопросам религии и церковным организациям, действовавшим в России во второй половине XIX в. — первых десятилетиях ХХ в. Всплеск исследовательской активности можно связать с двумя моментами. Первый следует приурочить к изменению политики советского государства в религиозных вопросах.

После периода некоторого затишья снова усилилась атеистическая направленность внутренней политики СССР. В 1954 г. ЦК КПСС принял два постановления по вопросам антирелигиозной пропаганды. В первом от 7 июля 1954 г. «О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах её улучшения» говорилось, что »…церковь и различные религиозные секты значительно оживили свою деятельность, укрепили свои кадры и, гибко приспосабливаясь к современным условиям, усиленно распространяют религиозную идеологию среди отсталых слоёв населения…»21. Во втором постановлении от 10 ноября 1954 г. «Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения» предлагалось вести антирелигиозную работу, не оскорбляя чувств верующих22.

После опубликования указанных документов, как всегда это было в Советском Союзе, сначала появились статьи в «тему» в массовых газетах и журналах, а потом и соответствующие научные работы, комментирующие и обосновывающие линию партии. Ещё одной причиной активизации религиоведческого направления в советском обществознании было то, что после войны деятельность многих конфессий была легализована, а исследование различных религиозных культов стало перспективным в научном плане. Для литературы этого периода характерна преемственность с политической и научной традицией 1920-х–30-х гг., заключающаяся в отношении к церкви и сектантству как вредному антиобщественному явлению. Однако все грубые выпады против церкви и верующих были устранены; вместо них мы наблюдаем попытки научного анализа проблемы, исследования как её исторической и материальной частей (культовые здания, произведения искусства и т. д.), так и философско-духовной сферы.

Таким образом, с середины ХХ в. снова началось накопление научного материала по проблеме. Изучением неправославных христианских общин на Дальнем Востоке занимались Н. М. Балалаева, В. С. Флеров, А. Ф. Чиченина, И. Д. Эйнгорн, И. В. Соснина. Последняя в 1963 г. защитила кандидатскую диссертацию по проблеме современного христианского сектантства на материалах Амурской области23. В 1962 г. была опубликована её брошюра «Правда об амурских сектантах». В ней рассказывается о появлении сектантов на Амуре и их жизни до революции, а также в советский период, но при этом автор не скрывает своего отрицательного отношения к ним24.

В историографии проблемы выделяются работы хабаровского учёного Н. М. Балалаевой25. Они посвящены в основном истории сектантского движения на Дальнем Востоке России с середины ХIХ в. до 30-х гг. ХХ в. (молокане, баптисты, адвентисты седьмого дня, и отчасти, духоборы). Описано переселение сектантов на восток страны, их хозяйство и социальные процессы в сектантской среде. Однако основы религиозных доктрин исследованы недостаточно глубоко. Деятельность амурских сектантов оценивается как способствующая развитию буржуазных отношений, чему мешала реакционно-феодальная политика царского правительства. В итоге, по мнению Н. М. Балалаевой, сектантам в Амурской области так и не удалось реализовать свои идеи построения царства божия на земле.

В целом для публикаций того периода сохраняют значение оценки и выводы периода классового подхода к вопросам религии. Для советских авторов рядовые верующие — это глубоко заблуждающиеся, неграмотные и отсталые люди, их руководители — «мракобесы без маски»26. К этому блоку литературы примыкает книга преподавателя Благовещенского педагогического института, доктора философских наук, активного участника атеистического движения И. Я. Дьякова «Боги не умирают сами», в которой затрагивается деятельность сект на территории Амурской области27.

В это время в центральных издательствах выходят работы, посвящённые сектантству, в которых упоминается Амурская область. Это книги И. А. Малаховой «Духовные христиане»28, А. И. Клибанова «Религиозное сектантство в прошлом и настоящем»29 и уже цитированная работа Г. С. Лялиной «Баптизм: иллюзии и реальность»30. В издании Всесоюзного совета евангельских христиан-баптистов «История евангельских христиан-баптистов в СССР» имеется раздел, посвященный организациям баптистов на Дальнем Востоке31.

С начала 1990-х гг. изучение религиозных организаций в России вступило в новый этап. Изменилась методология, значительно расширилась источниковая база. В кандидатской диссертации М. Б. Сердюк «Религиозная жизнь Дальнего Востока (1858–1917 гг.)» описана деятельность неправославных общин32. В 2008 г. Е. А. Мурыгина защитила диссертацию на соискание учёной степени кандидата исторических наук по теме «Баптистские общины в поликонфессиональной структуре Дальнего Востока России во второй половине XIX — 30-е гг. ХХ в.»33. Историей баптизма в Амурской области занимались В. Л. Культенков, Л. В. Кужевская, Е. И. Шевкунова.

Разные аспекты экономической, социальной и духовной жизни сектантов затронули в своих работах Ю. В. Аргудяева, Ю. С. Рудакова, Л. Е. Фетисова, Л. А. Фоминых, А. А. Шаула, Н. Г. Архипова, В. П. Рожкова, Ю. Н. Осипов, И. А. Болотина, Т. М. Кажанова. Наиболее весомый вклад в изучение темы внесла Ю. В. Аргудяева34. В книге И. И. Щукина «Очерки истории Тамбовского района (с древнейших времен до 1924 года)» описывается быт духовных христиан и баптистов в зазейских селах в дореволюционный период и в первые годы советской власти35.

В 2010 г. в Новосибирске вышла книга «История семьи Поповых — Коротаевых». В её основе лежат перепечатки статей про молокан из газеты «Благовещенск», однако она содержит воспоминания Ивана Яковлевича Попова — потомка известного амурского молоканского рода. В предисловии к изданию разъясняются принципы молоканского вероучения. В книге немало фактических ошибок, что умаляет её научную ценность36.

Некоторые вопросы жизни сектантов на Амуре получили освещение в обобщающих трудах по истории региона37. Важное место в историографии проблемы имеют материалы К. И. Никонова, В. Э. Багдасаряна, Р. А. Кобызова, опубликованные в энциклопедических изданиях «Религиоведение. Энциклопедический словарь» (2006 г.) и «Энциклопедия религий» (2008 г.)38.

Проблемы религиозного быта молокан, их экономической деятельности, их взаимоотношений с органами царской власти, православной церковью исследовал Е. В. Буянов39.

Таким образом, за последние сто лет накоплен достаточно объёмный материал по истории религии в Амурской области. Гораздо меньше внимания уделено проблеме религиозного сектантства. При этом многие важные и принципиальные стороны вероучения сектантов, их культовой практики, трудовой этики, ведения хозяйства и внутриобщинных отношений не исследованы в достаточной степени.
Изучению проблемы религиозного сектантства в Амурской области препятствует непростая источниковая ситуация. Сами сектанты вследствие закрытости своих общин практически не оставили никаких письменных свидетельств о своей деятельности. Органы царской власти рассматривали секты как вредные организации и документировали только ту информацию о сектантах, которая касалась вопросов государственной и общественной безопасности. В советское время в связи с проводимой в стране жёсткой атеистической политикой, переходящей порой в гонения на церковь, изучением сект за редкими исключениями никто серьезно и глубоко не занимался. Все гуманитарные исследования того времени велись под знаком критического отношения к религии. В 30-е гг. ХХ в. сектантские общины в СССР были повсеместно ликвидированы, а скоро была утрачена социальная память об их деятельности. Между тем амурские сектанты внести значительный вклад в хозяйственное освоение края и тем самым способствовали укреплению позиций России на Дальнем Востоке. Поэтому важное значение имеет восстановление исторической правды о христианских неправославных сектах в Приамурье. Требуется основательно изучить их религиозные установки, символы веры, трудовую этику, отношения внутри общин, особенности отправления культа, взаимодействия между собой и отношения с Русской православной церковью.
Дмитрий Евгеньевич Буянов,
аспирант АмГУ, г. Благовещенск.

Исследование поддержано грантом Российского научного фонда, тема «Этнические миграции как фактор цивилизационных взаимодействий и социокультурных трансформаций в Восточной Азии (история и современность)», проект № 14-18-00308.


  1. Сердюк М. Б. История религии на Дальнем Востоке в исследованиях и библиографии. — Владивосток, 2006. 

  2. Новицкий О. М. Духоборцы. Их история и вероучение. 2-е изд. — Киев, 1882. 

  3. Баптисты // Энциклопедический словарь. Т. III / Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон. — СПб, 1891. — С. 23–26; Духоборцы // Там же. Т. ХI, полутом 21. — СПб, 1893. — С. 251–253; Молокане // Там же. Т. ХIХА, полутом 38. — СПб, 1896. — С. 644–646. 

  4. Литвинцев К. Амурские сектанты: молокане и духоборы. Историко-этнографический очерк // Христианское чтение. — 1887. — № 11–12. — С. 549–567; 1888. — № 11–12. — С. 664–681. 

  5. Там же. — 1887. — № 11–12. — С. 552. 

  6. Там же. — С. 553. 

  7. Кириллов А. В. Явление «царя царей» (страничка из жизни амурских прыгунов) // Камчатские епархиальные ведомости. Благовещенск, 1895. — 1895. — № 1. — С. 5–11; № 2. — С. 34–38; № 3. — С. 62–69; № 4. — С. 89–95; Он же. Амурские прыгуны или духовные христиане (Краткий историко-этнографический очерк) // Камчатские епархиальные ведомости. — Благовещенск, 1897. — № 6. — С. 111–120; № 7. — С. 131–137; № 10. — С. 187–197; № 13. — С. 261–266; № 16. — С. 321–330; № 19. — С. 385–402; № 22. — С. 437–443; Он же. Амурские прыгуны или духовные христиане: Краткий историко-этнографический очерк. — Благовещенск, 1898. 

  8. Муратов М. В. Духоборцы в Восточной Сибири в первой половине ХIХ века. Труды Государственного Иркутского университета Выпуск пятый. — Иркутск, 1923. 

  9. Кудинов Н. Ф. Духовные христиане молокане (краткий исторический очерк) // Молоканский журнал «Духовный христианин». — 1992. — № 1. — С. 10–49. 

  10. Лялина Г. С. Баптизм: иллюзии и реальность. — М., 1977. — С. 57–58. 

  11. Винс Г. Тропою верности. — Экхарт (ELKHART USA), 1990. 

  12. Тезисы, принятые на Антирелигиозном совещании при ЦК ВКП (б) 27–30 апреля 1926 г. // Критика религиозного сектантства (опыт изучения религиозного сектантства в 20-х — начале 30-х годов / Общ. ред. и предисл. А. И. Клибанова / Сост. и автор примечаний Г. С. Лялина. — М, 1974. — С. 34. 

  13. Путинцев Ф. М. Сектантство и антирелигиозная пропаганда // Критика религиозного сектантства (опыт изучения религиозного сектантства в 20-х –начале 30-х годов. — С. 49–57. 

  14. Путинцев Ф. М. Современное сектантство // Критика религиозного сектантства (опыт изучения религиозного сектантства в 20-х — начале 30-х годов. — С. 57–79. 

  15. Путинцев Ф. М. Районы распространения сектантства прежде и теперь // Критика религиозного сектантства (опыт изучения религиозного сектантства в 20-х — начале 30-х годов. — С. 79–88. 

  16. Сектанты в Дальневосточном крае // Критика религиозного сектантства (опыт изучения религиозного сектантства в 20-х — начале 30-х годов. — С. 121–131. 

  17. Долотов А. Сектантство в Сибири // Критика религиозного сектантства (опыт изучения религиозного сектантства в 20-х — начале 30-х годов. — С. 102–121. 

  18. Сердюк М. Б. История религии на Дальнем Востоке в исследованиях и библиографии. — Владивосток, 2006. — С. 203. 

  19. Постановление ВЦИК и СНК СССР от 8 апреля 1929 г. «О религиозных объединениях» // Религия и власть на Дальнем Востоке России. Сборник документов Государственного архива Хабаровского края. — Хабаровск, 2001. — С. 188–190. 

  20. Морозов И. П. Молокане. — М. — Л., 1931. 

  21. Постановление ЦК КПСС от 7 июля 1954 г. «О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах её улучшения» // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 8. 1946–1955. Изд. 9-е доп. и испр. — М., 1985. — С. 428–432. 

  22. Постановление ЦК КПСС от 10 ноября 1954 г. «Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения» // Там же. — С. 446–450. 

  23. Соснина И. В. Критика идеологии современного христианского сектантства. По материалам Амурской области: Автореф. дис… канд. философ. наук. — М., 1963. 

  24. Соснина И. В. Правда об амурских сектантах. — Благовещенск, 1962. 

  25. Балалаева Н. М. Из истории борьбы с контрреволюционной деятельностью баптистских организаций на Дальнем Востоке в первые годы советской власти // Из истории советского Дальнего Востока. — Хабаровск, 1963. — С. 96–112; Она же. О борьбе религиозного сектантства против колхозного движения на Дальнем Востоке СССР // Из истории борьбы за советскую власть и социалистическое строительство на Дальнем Востоке. — Хабаровск, 1965. — С. 110–128; Она же. О переселении молокан в Амурскую область // Ученые записки Хабаровского государственного педагогического института. — Хабаровск, 1968. — Т. 16. (серия историческая). — С. 24–39; Она же. Появление баптизма в Приамурье // Ученые записки Хабаровского государственного педагогического института. — Хабаровск, 1969. — Т. 21. (серия историческая). — С. 18–28; Она же. Антисоветская деятельность амурских религиозных сект (ноябрь 1922–1924 гг. // Учёные записки Хабаровского государственного педагогического института. — Хабаровск, 1970. — Т. 28. Ч. I. (серия историческая). — С. 3–29; Она же. История религиозного сектантства на Дальнем Востоке СССР (1859–1936): Автореф. дис… доктора истор. наук. — М., 1971; Она же. Амурское молоканство в период 1906–1917 гг. // Вопросы истории Дальнего Востока. — Хабаровск, 1972. — С. 188–217; Она же. Упадок религиозного сектантства на Дальнем Востоке в условиях строительства и победы социализма // Там же. — С. 218–239; Она же. О попытке переселения земледельческого населения Амурской области на Камчатку в 1911–1912 годах // Вопросы истории Дальнего Востока. Вып. III. — Хабаровск, 1973. — С. 3–9. 

  26. См., напр.: Мракобесы без маски: правда о религиозных организациях, действующих в Амурской области. — Благовещенск, 1960. 

  27. Дьяков И. Я. Боги не умирают сами. — М., 1971. 

  28. Малахова И. А. Духовные христиане. — М., 1970. 

  29. Клибанов А. И. Религиозное сектантство в прошлом и настоящем. — М., 1973. 

  30. Лялина Г. С. Баптизм: иллюзии и реальность. — М., 1987. 

  31. История евангельских христиан-баптистов в СССР. — М., 1989. 

  32. Сердюк М. Б. Религиозная жизнь Дальнего Востока (1858–1917 гг.): Дис… канд. истор. наук. — Владивосток, 1998. 

  33. Мурыгина Е. А. Баптистские общины в поликонфессиональной структуре Дальнего Востока России во второй половине XIX — 30-е гг. ХХ в.: Дис… канд. истор. наук. — Хабаровск, 2008. 

  34. Аргудяева Ю. В. Молокане в Приамурье // Традиционная культура Востока Азии: археология и культурная антропология. — Благовещенск, 1995. — С. 156–173; Она же. Крестьянская семья у восточных славян на юге Дальнего Востока России (50-е гг. ХIХ в. — начало ХХ в.). — М., 1997; Она же. Культура и быт молокан Амурской области // Дни славянской письменности и культуры: Материалы тезисов и докладов к научно-практической конференции. — Владивосток, 1997. — С. 19–21; Она же. Роль конфессиональных групп русских в освоении Дальнего Востока // Российское Приамурье: история и современность. Материалы докладов научного семинара, посвященного 350-летию похода Е. П. Хабарова, 24–25 ноября 1999 г. — Хабаровск, 1999. — С. 57–61; Она же. Этническая и этнокультурная история русских на юге Дальнего Востока России (вторая половина ХIХ–начало ХХ в.). Книга I. Крестьяне. — Владивосток, 2006; 

  35. Щукин И. И. Очерки истории Тамбовского района (с древнейших времен до 1924 года). — Благовещенск, 2004. 

  36. История семьи Поповых — Коротаевых / Авторский коллектив: И. Я. Попов (руководитель), составитель Т. А. Чингина при участии Н. П. Толоконской. — Новосибирск, 2010. 

  37. История Амурской области с древнейших времен до начала ХХ века / Под ред. А. П. Деревянко, А. П. Забияко. — Благовещенск, 2008; История Благовещенска. 1856–1917. В 2-х т. Т. 1. — Благовещенск, 2009; История Благовещенска. 1856–1917. В 2-х т. Т. 2. — Благовещенск, 2009; Деловой мир Приамурья (середина ХIХ — начало ХХ вв.). В 2-х т. Т. 1. — Благовещенск, 2013; Деловой мир Приамурья (середина ХIХ — начало ХХ вв.). В 2-х т. Т. 2. — Благовещенск, 2013; Энциклопедия литературной жизни Приамурья XIX–XXI веков / Составление, редактирование, вступ. Статья А. В. Урманова. — Благовещенск, 2013. 

  38. Никонов К. И. Баптизм // Религиоведение. Энциклопедический словарь / А. П. Забияко, А. Н. Красникова, Е. С. Элбакян. — М., 2006. — С. 91–93; Багдасарян В. Э. Духоборы, духоборцы // Там же. — С. 323–325; Кобызов Р. А. Молокане // Там же. — С. 650–652; Никонов К. И. Баптизм // Энциклопедия религий / Под ред. А. П. Забияко, А. Н. Красникова, Е. С. Элбакян. — М., 2008. — С. 140–142; Багдасарян В. Э. Духоборы, духоборцы // Там же. — С. 412–414; Кобызов Р. А. Молокане // Там же. — С. 825–826. 

  39. Буянов Е. В. Духовные христиане молокане в Амурской области во второй половине ХIХ — первой трети ХХ вв. — Благовещенск, 2013. 

Опубликовано 30.12.2014 г.