Молокане

Духовные христиане
Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 2: Филология и искусствоведение. Изд. АГУ. Майкоп. № 4 (168). 2015. — С. 173-179. Рудиченко Т. С.

Песнопения в религиозных ритуалах духоборов и молокан Ростовской области: современное состояние

Движение духовных христиан (духоборов и молокан) возникло в среде донских казаков в начале XIX в. Его приверженцы в основной массе (за исключением принадлежащих «донскому толку» молокан) были выселены за пределы территории Войска Донского1. Этнокон-фессиональные группы духоборов и молокан вновь обосновались на юге Донской области (наименование, сохранявшееся до 1924 г.) в 1922-1923 г. Причинами их переселения в Сальские степи были, во-первых, очередной внутренний раскол; во-вторых, ухудшение отношения к ним административных структур в Грузии и Азербайджане (ставших независимыми государствами соответственно в 1917 и 1918 гг.); в-третьих, обращение к сектантам и старообрядцам Наркомзе-ма с предложением о переселении на свободные земли бывших имений и образуемых совхозов2. В составе переселенцев с разрешения Советского правительства на Дон были реэмигрированы духовные христиане из Карской обл. Турции3, а также из горных районов Азербайджана Гянджи (бывшей Елисаветпольской губернии).

Духоборские и молоканские общины на территории Донской области образовали около 30 сёл, частично сохранив состав жителей и наименования селений, из которых прибыли4. Выделенная под застройку духоборам и молоканам земля была разделена железной дорогой, поэтому разграниченными оказались и возведённые населённые пункты с их жителями. Документы ЦЦНИРО свидетельствуют о том, к началу 1926 г. численность «молокан около 10000 и духоборов около 4000». Они были объединены в 29 общин5. Переселенцы из Азербайджана, Грузии и Турции пополняли их селения в 30-е, 60-е, 80-90-е гг. XX в. В это же время преимущественно в молоканские села и хутора были переселены турки-месхетинцы, с которыми они мирно сосуществуют.

В певческой традиции местных духоборов и молокан существуют различия, отразившиеся во всем комплексе их культуры (включая устное музыкальное творчество), с одной стороны, определяемые социальной историей, своеобразием исповедания веры, с другой - обусловленные несходством процесса адаптации культуры к современным условиям. Это нашло отражение в формах преимущественно вокального или исключительно вокального музицирования, в равновесности двух жанровых субсистем - фольклорных и письменно-устных религиозных жанров у духоборов, и периферийности субсистемы фольклора у молокан; глубокой и всесторонней рефлексии певческой традиции молоканами, более рациональной номинации ими видов песнопений; в различии мелодики псалмов - сугубо диатонной у молокан и смешанной ангемитонно-диатонной у духоборов).

В традиционной культуре этнокон-фессиональных групп духоборов и молокан художественные формы религиозного содержания выполняют функцию её центрального элемента. Своеобразие положения духовных песнопений в жанровой системе музыки устной традиции заключается в том, что они являются формой бытия слова как в религиозных ритуалах, так и в обрядах жизненного и календарного циклов.

Цель настоящей статьи заключается в оценке современного состояния певческого компонента традиционных религиозных ритуалов духоборов и молокан по данным полевых исследований 2012-2014 гг.6. Задачи состояли в сравнительном анализе состава певческих групп, функционирования читаемых и поющихся текстов, форм исполнения, певческой манеры и выявлении доминирующих тенденций трансформации духовной музыки устной традиции.

Духовные песнопения представлены в традиции обеих групп «псалмами», распевающими тексты Псалтыри, и фрагменты книг Ветхого и Нового заветов; «стихами» на темы Священного писания (духоборы) и «духовными песнями» (молокане), как правило, с авторскими текстами, а нередко и музыкой (у духоборов - «стишки»), Восходящие к каноническим источникам, или соотносимые с ними по содержанию, они являются устными по бытованию, а в значительной своей части и по происхождению напевов.

У молокан («постоянных» и «прыгунов») на молении попеременно поются и читаются по книгам псалмы (по шесть и более), читаются Евангелие, Пророки, Послания апостолов; у «прыгунов» поются и некоторые тексты из православного богослужения («Слава в вышних Богу», «Царю небесный» и др.). Важной частью их духовного собрания является беседа — толкование, рассуждение об избранном фрагменте из Библии. Особенно строго соблюдается правило выступления всех членов общины «прыгунами». Беседы свидетельствуют о сохраняемой высокой культуре устного слова и умении трактовать библейские тексты в приложении к современности.

В обряде «поклонения» духоборов прежде наизусть читались и пелись лишь молитвы и псалмы. Записи предшествующих лет, осуществлённые собирателем из духоборской среды В. В. Кучиным, свидетельствуют о том, что в 70-80-е гг. псалмов пелось до 10. В настоящее время их число сократилось до нескольких единиц (например «Аз еемь Господь Бог», «Помолитеся ко мне, я послушаю Вас»)7. Кроме того, пение псалмов ограничивается одним - двумя «взводами» (по функции аналогичными мелострофам), лишь символически обозначающими этот певческий пласт, что отчасти объяснимо малочисленностью участников обряда и кратковременностью сопровождаемого пением действия - поклонения. Принятые тексты сохраняются в читаемой форме или замещаются близкими по стилистике, но менее пространными по распеву «стихами».

Возможно, причиной утраты духоборами этой наиболее ценной и оригинальной части репертуара является то, что читаемые и поющиеся тексты во время «поклонения» воспроизводятся наизусть (при наличии рукописных и опубликованных в различных сборниках текстов). Кроме того, обряд отправляется только в великие праздники - такие как Пасха, Рождество и особо чтимые даты православного календаря каждого хутора и села. Он больше не выполняется в погребальном обряде. На кладбище при погребении поют не псалмы, а стихи, которые не могут сопровождаться поклонением. В качестве праздничного, погребального и поминального служения религиозный обряд «поклонения» проводился в 80-90-е годы8. Лишь в хут. Петровке он продержался до 2010 г., потому что здесь работал музей духоборской культуры.

Молокане читают Библию в переводе на русский язык по изданиям, распространяемым через представителей американских и канадских духовных христиан. Духоборы поют наизусть, или по собственным рукописным сборникам (сегодня и по распечаткам). В их пении и чтении молитв и стихов сохраняются церковнославянизмы и диалектизмы. Но в сравнении с 70-80-ми годами наблюдается тяготение к литературному произношению. В меньшей степени это затронуло псалмы, в большей - молитвы и стихи.

Осмысление экспедиционных материалов позволило выявить тенденции и процессы, присущие духовному пению этноконфессиональных групп на современном этапе существования. Некоторые из них являются общими для традиционной культуры наших дней, другие специфическими и локальными.

К универсальным отнесём ослабление (ретардацию) традиционной культуры, сужение сферы её бытования, снижение роли в регулировании социальных отношений и воспитании подрастающего поколения. В музыке устной традиции это находит отражение, во-первых, в общем сокращении (сжатии) корпуса передаваемых текстов; во-вторых, в частичной утрате наиболее сложных форм, таких как псалмы, требующих мастерства и владения исполнительской традицией; в-третьих, в вытеснении их более простыми стихами, нередко авторскими, или замещении чтением (у духоборов)9. Заметим при этом, что в молоканских общинах в плане сохранения репертуара и присутствия в собрании мужчин, положение более благополучное (особенно у «прыгунов»).

Современное состояние изучаемой певческой традиции характеризуется подчинением глобальным динамическим процессам. Это, прежде всего, проникновение в сферу традиционной культуры высоких технологий, вследствие чего видоизменяется механизм трансмиссии традиции. Во всех возрастных слоях он осуществляется преимущественно в организованных формах с помощью зафиксированного текста. Сегодня это не только рукописные и печатные сборники, но и CD и DVD записи, выложенные в сети Internet аудио и видеофайлы. Естественно обновляются и способы самофиксации наследия: в обеих группах есть аудио и видеозаписи, выполненные для себя и сохраняемые в семьях. Потенциально они могут служить толчком к поддержанию традиции.

У духоборов в силу отсутствия певчих мужчин или чисто вспомогательной функции мужских голосов, в большей мере, чем у молокан изменилось звучание хора. Отправление богослужения и других обрядов женщинами ведёт, во-первых, к переменам в певческом репертуаре, выраженным в его «лиризации» (от догматических, хвалитных и покаянных псалмов к стихам, стишкам или духовным песням); во-вторых, к выбору более простых по форме напевов с более насыщенной структурой многоголосия: у духоборов от гетерофонии в псалмах (в том числе двухрегистровой) к устойчивому двух-трехголосию в «духовных песнях».

Замена псалмов и стихов старшего пласта, более однородных по стилистике, поздними авторскими стишками и духовными песнями, распеваемыми нередко на авторские же напевы, вовлекает в религиозную практику фольклоризованную манеру пения10. Исполнявшиеся в таком виде прежде вне обрядов, они поются в другом складе многоголосия с солирующим подголоском, звучащим открыто и ярко, что неуместно в обряде «поклонения» или отпевания умершего. Качество словесных текстов поздних стихов (XIX-XX вв.), как в отношении религиозно-философского содержания, так и эстетических достоинств (совершенства формы выражения) почти всегда небесспорно. Это приводит к снижению ценности находящихся в обиходе и транслируемых текстов, но именно они подхватываются духоборской и молоканской молодёжью.

В сходном направлении в рассматриваемых группах в последние десятилетия происходит трансформация механизма возрастной циклизации. Религиозный певческий репертуар сосредоточился в старшей возрастной страте (70-80-летних). При этом практически нет активных носителей традиции ни среднего, ни младшего возраста. У духоборов 30-50-летние знают «стишки». Общей бедой для рассматриваемых конфессиональных групп является плохое взаимодействие с молодёжью, которая не испытывает интереса к практическому освоению традиционной культуры, оставаясь (и то не во всей своей массе) на уровне наблюдения, рефлексии, знания. Хотя такое пассивное знание традиции вполне может способствовать по достижении преклонного возраста включению в религиозную жизнь общины.

В противоположность молоканам с. Новокумского Ставропольского края, которые задействуют молодёжь в подготовке праздников, общественных обедов, ведут обучение юношей чтению и пению, что позволяет выполнять активную роль в богослужении, в общинах Ростовской области молодёжи практически нет.

Актуальна тенденция перехода молодых людей, особенно живущих в городах, в православие, принятие крещения. Отношение к этому процессу и духоборов, и молокан скорее положительное, так как, по их мнению, крещение лучше, чем жизнь без Бога.

Возникшее и бурно развивавшееся в 70-80-е гг. фольклорное движение, целью которого было возвращение в быт утрачиваемых жанров устной традиции, не затронуло рассматриваемые группы глубоко. Образовавшиеся в среде духоборов и молокан певческие ансамбли, выступавшие на сцене, представляли собой организованных носителей традиции (такой тип коллективов широко распространился со второй половины 30-х гг. XX в.).

Конечно, выступления на сцене скорректировали репертуар, несколько изменили манеру пения, которая стала в этих случаях более яркой и открыто эмоциональной, и, отчасти, многоголосие, обнаруживающее тенденцию к гармоническому уплотнению (что типично для всех коллективов, выступающих на сцене). Благодаря общению с американскими и канадскими единоверцами у молокан распространение получило ансамблевое исполнение духовных песен под гитару (молокане с. Хлеборобного).

Нацеленность современного человека на получение новой информации способствует преодолению характерной для этноконфессиональных групп замкнутости и интровертивности. Стремление обмениваться информацией со своими живущими в городах детьми, собратьями по вере, используя мобильную связь, электронную почту и Skуре, упростило и ускорило связь с единоверцами, как, например, в среде целинских духоборов, активно общающихся со своими канадскими собратьями и родственниками.

Подобно тому, как в биологии репродуктивная изоляция является фактором сохранения вида, относительная закрытость конфессиональных групп способствовала сохранению ими культурного своеобразия и идентичности. В изменившейся ситуации глобального информационного мира обнаруживает себя тенденция к интеграции членов конфессиональных сообществ в современный социум. Но одновременно сохраняется и локальность, связанная с различием в происхождении территориальных общин.

Проведённые наблюдения и исследования свидетельствуют о неравномерности процесса трансформации традиции и неравновесном сохранении отдельных областей традиционной культуры и её структурных единиц. Духоборы и молокане пока сохраняют общины и коллективные ритуалы, но в силу неинтегрированности в них молодёжи перспектива дальнейшего существования традиции вряд ли выглядит оптимистично.
Татьяна Семёновна Рудиченко,
доктор искусствоведения,
профессор кафедры истории музыки
Ростовской государственной консерватории им. С. В. Рахманинова.


  1. Соколова М. Ю. Казаки-молокане // Памяти A. M. Листопадова: сб. науч. ст. / ред.-сост. Т. С. Рудиченко. Ростов н/Д: Гефест, 1997. С. 90-96; Зернина A. B. О распространении учения духовных христиан в Войске Донском (конец XVIII - начало XIX в.) // Научное наследие профессора А.П. Пронштейна и актуальные проблемы развития исторической науки (к 95-летию со дня рождения ученого): материалы Всерос. науч.-практ. конф., 4-5 апр. 2014 г. Ростов н/Д: Изд-во Фонда науки и образования, 2014. С. 187-191; Мининков H. A. Донской историк есаул Евлампий Никифорович Кательников / ФГАОУ «Южный федеральный университет», исторический факультет. Ростов н/Д: Логос, 2011. 170 с.  

  2. К сектантам и старообрядцам, живущим в России и за границей: воззвание Наркомзема от 5 октября 1921 г. / сост. В. Д. Бонч-Бруевич. М., 1921.  

  3. Центр документации новейшей истории Ростовской области (ЦЦНИРО). Ф. 7. Оп. 1, связка 5. Д. 103, л. 20; Там же. Л. 20 об.  

  4. В числе духоборских: Васильевка, Весёловка, Веригинка (Хлеборобное), Орловка, Петровка, Спасовка, Тамбовка. Молоканскими являются: Васильевка, Владикарс, Михайловка, Одинцовка, Петровка, Плодородное, Привольное, Селим и т. д.  

  5. Отчет съезда сальских сектантов Духовных Христиан-молокан и др. в общине Петровка ОМО Сальского округа 30-31 августа и 1 сентября 1925 г. / сост. И. Н. Щетинин // Вестник Духовных Христиан-молокан. 1927. 3-4 апреля. С. 9-40.  

  6. Духовные собрания наблюдались и фиксировались в ходе экспедиций в духоборские хут. Петровку и с. Хлебодарное (2012, 2013 гг.); в молоканские селения «прыгунов» - с. Плодородное, где свое моление проводила и община хут. Одинцовки и постоянных - с. Михайловка (2014 г.).  

  7. Зернина A. B. Динамика репертуара духовных песнопений целинских духоборов //Проблемы музыкальной науки: Рос. науч. специализир. журнал. Уфа, 2013. № 2 (13). С. 74-78.  

  8. По воспоминаниям В. В. Кучина 1942 г. р. еженедельные и праздничные моления регулярно проводились в годы его детства (в начале 50-х гг. XX в.).  

  9. Рудиченко Т. С. Традиционная музыкальная культура в современном мире // Проблемы музыкальной науки: Рос. науч. специализир. журнал. Уфа, 2013. № 2 (13). С. 23-28.  

  10. Применительно к православной традиции на это указывали С. И. Хватова, П. А. Сергеева. См.: Хватова С. И., Сергеева П. А. Расширение арсенала вокальных выразительных средств песнопений на канонические православные // Вестник Адыгейского государственного университета. Сер. Филология и искусствоведение. 2015. Вып. 1 (152). С. 241-247. 

Опубликовано 30.06.2015 г.