Молокане

Духовные христиане
«Амурская правда» http://ampravda.ru/2017/02/21/072940.html Сиянова В.

Откуда взялись молокане в Приамурье

Потомки первых переселенцев-молокан пришли на публичную лекцию АмГУ о своих предках

Они приехали в далёкий амурский край одними из первых, распахали земли, освоили промышленность, построили здания, которые и сегодня украшают Благовещенск. И исчезли. К счастью, не без следа. Кто такие молокане и какой след они оставили в нашей истории? Этому была посвящена публичная лекция профессора АмГУ Евгения Буянова. Послушать её в областную научную библиотеку пришли школьники, студенты, люди среднего возраста и пенсионеры. Как оказалось, среди них немало потомков молокан.

***

И на этот раз послушать выступление профессора кафедры религиоведения и истории Евгения Буянова «Духовные христиане молокане в Амурской области во второй половине 19-го века — начале 20-го века» собралось около ста человек. Заниматься этой темой автор лекции и одноимённой монографии начал тридцать лет назад. Профессор АмГУ — сам представитель молоканского рода Буяновых. Да и наследие его единоверцев, купцов Алексеевых, Косициных, Кондрашовых, Коротаевых, Саяпиных и Платоновых, довольно велико. Добротные здания: бывший гастроном, магазин «Товары для дома», кардиоцентр (бывший молельный дом молокан) на Горького, 97 являются архитектурным украшением Благовещенска.

Книга Евгения Буянова, подробно повествующая о жизни молокан-переселенцев, уникальная в своём роде. Такого фундаментального подхода к представителям этой секты нет ни в Поволжье, где в середине 18-го века и зародилось это христианское течение, ни в Сибири. Кстати, кроме Амурской области больше молокане нигде и не селились на Дальнем Востоке. После долгих гонений эта земля стала для них обетованной. Поэтому здесь они и добились определённых успехов. Автор не только описывает их духовную и бытовую жизнь, но и развенчивает мифы о суровости и даже жестокости амурских молокан, которые сложились из-за банальных обывательских сплетен да по незнанию.

Это духовные христиане, чтившие Библию, но не соблюдавшие православных обрядов, — замечает Евгений Буянов. — У них был рациональный подход к религии.

Все, что вредно для человека, отрицали. Особо почитали труд, не пили, не курили, вели здоровый образ жизни, уважали образование и прогресс. Грамотность у них была на первом месте. Многие знали по два иностранных языка. В итоге у них были самые крепкие хозяйства. Это актуально и сегодня. Сейчас вся страна ищет точки опоры для дальнейшего роста. Нам не хватает активности населения, производительности труда. Так вот была в нашей истории социально-религиозная группа, которая показывала чудеса предприимчивости, деловой активности, напористости.

***

Первые молокане, сосланные сюда за вероотступничество и сектантство, появились на Амуре во второй половине XIX века. В 1859 году была основана Астрахановка высланными из Таврической губернии молоканскими семьями — Поповыми и Лепехиными. За ними потянулись и другие. В 60-е годы сюда двинулся большой поток переселенцев. Путь их был трудным. За три года переезда семьи теряли половину своего состава. Летом они останавливались, делали посевы. Осенью собирали урожай и снова двигались в путь.

Чем их привлекал Дальний Восток? Сюда ехали в первую очередь за религиозной свободой и землёй. Поэтому стремились они сюда одними из первых, за свой счёт, без государевых подъёмных.

В 1880 году в Благовещенске уже проживало около 7 тысяч молокан. Если учесть, что в это время в городе насчитывалось около 35 тысяч жителей, то это значительное число.

Молокане главенствовали в земледелии, контролировали более половины рынка хлебопродуктов, держали все мельницы, были монополистами в пароходстве и банковской сфере.

С 1902 по 1906 год состав городской думы насчитывал 52 человека. Из них 17 — молокане. А если учесть, что многие думцы на заседания не ходили, а члены молоканской общины были дисциплинированными, то они влияли на принятие большинства решений. Также молокане главенствовали в земледелии, контролировали более половины рынка хлебопродуктов, держали все мельницы, были монополистами в пароходстве и банковской сфере. Изготавливали бочки, заготавливали солонину, поставляли дрова в город, растили бахчевые культуры, занимались пчеловодством.

Послушать лекцию пришли люди разных возрастов и национальностей. Фото: Андрей Ильинский
Для молокан была характерна капиталистическая предприимчивость. Старались использовать все новинки. Когда в середине 90-х годов появились сельхозмашины, то они первыми стали их приобретать в Америке и Германии. Сами ездили в Америку, учили английский и немецкий языки. Когда разбирали дом, в котором жили купцы Коротаевы, на чердаке нашли письма, написанные на немецком языке.

Из-за религиозного диссидентства молокане были неугодны царской власти. Новая власть не любила капиталистов и буржуа. Да и зачем советскому тоталитарному обществу независимые и самоуправляемые ячейки. Зазейское восстание 1924 года было направлено на истребление молокан. Многие из них бежали в Маньчжурию. К концу 1920 года их разорили и выселили из занимаемых домов. Остатки добили коллективизация и раскулачивание.

***

После лекции слушатели не пожелали расходиться. С мест зазвучали молоканские фамилии и вопросы докладчику. Потомков интересовало, есть ли сейчас такая община и возможно ли создать у нас в Приамурье такое сообщество, где потомки могли бы общаться, знакомиться с обрядами. Участники лекции обменялись контактными телефонами на будущее.

Мы много собрали материала о своём предке, — рассказывает пенсионерка Наталья Петрова. — Это Яков Хвост, который приехал в Амурскую область в 1892 году с четырьмя детьми. Говорят, я похожа на свою бабушку-молоканку. Меня очень интересуют обряды, которые в моей семье уже не соблюдались. Увы, мы были слепыми детьми немых родителей, и только сейчас, на пенсии, я обращаюсь к своим истокам.
Варвара Сиянова, «Амурская правда»,
фотография Андрея Ильинского

Опубликовано 21.02.2017 г.