Молокане

Духовные христиане
РИА Новости http://ria.ru/society/20090703/176175552.html Николаев Ю.

От Карса до Мексики: русские молокане на другом конце света

БАХА КАЛИФОРНИЯ (Мексика). Самый заметный след русской эмиграции в Мексике связан с колонией, основанной молоканами — русской религиозно-этнографической группой — в Гвадалупской долине, которая расположена в штате Нижняя Калифорния.

Въезжая в поселок, сразу замечаешь, что расположенные по обе стороны вдоль единственной улицы дома имеют покатые крыши. Для здешних мест это не свойственно, но молокане их строили исходя из своего русского опыта: такую кровлю легко очищать от снега. Тогда, при заселении в эти места, им тогда было невдомек, что здесь никогда не бывает снега.

Русые и голубоглазые в стране черноглазых брюнетов

Давид и Гавриил Бибаевы, чьи предки переехали сюда более ста лет назад, с гордостью показывают домашний музей, рассказывающий о молоканах-переселенцах.

Здесь бережно хранятся под стеклом семейные документы, фотографии, старые экземпляры изданных в Сан-Франциско «Вестников духовных христиан молокан» и даже «Русский букварь для обучения письму и чтению».

По этому букварю, изданному в 1900 году и привезенному из России, дед Давида и Гавриила, Тимофей Бибаев, обучал внуков русской грамоте. Как в настоящем музее, в стеклянных витринах выставлены костюмы, платья, сшитые вручную головные уборы, которые, как вспоминает Давид, носили еще его дедушка и бабушка.

Первые молокане приехали сюда в 1906 году. Их было около ста семей, в основном из Закавказья — из Карсской области, которая тогда входила в состав Российской империи, а в 1921 отошла к Турции.

Как Мексика приняла молокан

Еще в середине XVI века группа крестьян на Тамбовщине последовала учению проповедника Матвея Далматова, которого Русская православная церковь объявила еретиком. Религиозные принципы нового течения шли вразрез с общепринятыми догмами русского православия. Члены новой секты отказывались воспринимать царя божьим наместником, вышли из подчинения патриарху, уклонялись от военной службы, не признавали обряд крещения водой.

Соблюдая приверженность «чистой еде», члены тогда еще новой религиозной общины во время православных постов продолжали пить молоко. Вот почему, по одной из версий, за ними и закрепилось название «молокане». Во времена Ивана Грозного их распинали на колесе, сжигали их дома и изгоняли с обжитых земель целые общины.

Дальновидная российская императрица Екатерина II сменила политику насильственного выселения молокан на добровольное освоение новых земель с выдачей семян и скота, а ее внук император Александр I специальным указом даровал молоканам долгожданное право свободного вероисповедания.

Конец XIX века считается расцветом общины молокан. На необъятных просторах Российской империи насчитывалось около 1 миллиона приверженцев этого религиозного течения.

Поворотным моментом в истории русских молокан стала русско-японская война. На петицию молокан царю Николаю II с просьбой освободить их от воинской повинности они получили отказ.

Потому-то русские молокане из Карсской области отправились в Мексику в поисках новой родины. Здесь, на западном побережье Тихого океана один из местных банков предложил им дешево купить пустующие земли в Гвадалупской долине.

Каменистая почва и жаркий климат данной местности оказались схожи с прежними для молокан условиями жизни, и сделка состоялась.

За 13 тысяч акров земли вдоль реки Гвадалупе бывшей миссии монахов-доминиканцев было уплачено 48 тысяч золотых песо.

Русоголовые, голубоглазые Самарины, Пивоваровы, Бибаевы, Долговы, Самодуровы, Бабичевы быстро отстроили свои новые родовые селения. Первые избы молокане строили сообща. Скот, земля — все было общественным.

Каждая семья имела сад и огород. Поселение молокан представляло собой деревню, все дома которой выходили на единственную центральную улицу. Хотя формально земля была продана в частную собственность, хозяйственная деятельность колонии была построена на общинных принципах.

Как рассказали братья Бибаевы, их предки сеяли пшеницу, люцерну, ячмень и были основными поставщиками муки для близлежащего города Энсенады. Русские молокане выращивали скот, домашнюю птицу, заготавливали консервы овощные и фруктовые, как это принято в России.

Первые поселенцы ревностно хранили обычаи предков, сами пекли хлеб, готовили русские блюда, шили русскую одежду, дома говорили лишь по-русски, стремились не допустить браков с местными жителями.
По воскресеньям молокане собирались в молельном доме, где богослужение производил выборный старейшина. Живя замкнутой общиной, молокане решали все свои дела на общих сходах, где наиболее важные решения принимались путем равноправного голосования. Важной стороной молоканского образа жизни было воздержание от курения и алкоголя, насилия, воровства, лжи и других человеческих пороков.

Трудолюбие, трезвый образ жизни, добросовестность помогли молоканам быстро встать на ноги в Мексике.

Тяжелые времена

В 1956 году для колонии русских молокан наступили тяжелые времена. Несмотря на то, что молокане откупили землю в собственность, местные власти отказались признать их права. На эти земли пришли сотни местных жителей с лозунгом «Мексика для мексиканцев», требуя себе кусок земли.

Вечерами, укрывшись в своих домах, русские переселенцы со страхом наблюдали факельные шествия мексиканцев по центральной улице поселка, сопровождающиеся угрозами в их адрес.

Многие молокане, не желая использовать оружие и кулаки, чтобы защитить свою землю, вынуждены были двинуться к Лос-Анджелесу, где была небольшая группа единоверцев, осевших там по пути в Мексику. Другая часть молокан пыталась отвоевать свое право на землю, показывая подписанное мексиканским президентом Порфирией Диасом разрешение на право владения землей.

Стремясь навести порядок, федеральные власти Мексики наконец направили армейские подразделения в Гваделупскую долину. К 1980 году там осталось всего 12 молоканских семей, которым пришлось привыкать к новым условиям.

«Мексикане»

На сегодняшний день в Гвадалупской долине не осталось ни одной чисто русской семьи.

Нужно отметить, что только с начала 30-х годов прошлого века молокане начали принимать мексиканское гражданство. А начиная с 40-х годов, они стали заключать браки с мексиканцами.

Давид Бибаев женат на мексиканской женщине, у них четверо взрослых детей.

Интересную историю судьбы своих предков поведал корреспонденту РИА Новости Сергей Лисицын. Дед его, Егор Лисицын, — из кубанских казаков, в годы гражданской войны он воевал за белых. В 1919 году его арестовали красные и отвели на расстрел. Однако Егор выжил, даже получив 13 пулевых ранений.

Помыкавшись в белой эмиграции в Китае, он прослышал про молокан в далекой мексиканской Калифорнии, решил податься к ним. Условие принятия в общину было одно — принять молоканскую веру. «Вера эта — тоже христианская, а то, что оружия в руки не берут, так оно и лучше», — рассудил бывший воин.
Внук Егора Лисицына Сергей, как и многие здешние русские, тоже женат на мексиканке. Его жена Марта вспоминает, что ее родственники всегда восхищались трудолюбием и добропорядочностью русских.

Мексиканская жена Ивана Самарина — Франциска любит русскую кухню и готовит русские блюда. В семейном ресторанчике Самариных можно отведать русского борща, русских пирогов, выпить чаю с вареньем, а также бесплатно попробовать домашнего вина.
В семейном музее Самариных, приехавших одними из первых в Мексику, я увидел много интересных предметов домашнего обихода, станков, назначение многих из них теперь трудно представить.

Убежденные трезвенники и винный бизнес

Нынешние молокане имеют туристический бизнес и участвуют в торговле. Они восстановили городскую карту, и с любовью показывают места, где жили первые поселенцы.

Давид и Гавриил Бибаевы с особой любовью и гордостью мне показали самовар со штампом одной из тульских самоварных фабрик, который их предки привезли из России в начале прошлого века. Как рассказали братья, самовар был в каждой русской семье. Они вспоминают рассказы своих родителей о том, как вечерами все родственники собирались за большим столом и долгими часами предавались чаепитию, строго соблюдая «сухой закон».

Но жизнь диктует свои условия. Сейчас семья Бибаевых возделывает виноградники и занимается виноделием, имея собственный бренд «Bibayoff Vinos». Ежегодно здесь производится тысяча ящиков сухого красного и белого вина, которые пользуются большим спросом.

«Сначала я просто выращивал виноград и продавал его. Но вскоре я понял, что намного выгоднее делать вино и продавать уже готовый продукт. Мое имя теперь известно во всей стране, — говорит Давид Бибаев. — Дело в том, что я выращиваю сорта винограда, на 100% сохраняя их оригинальные качества».

Скорее всего, дед Давида, Тимофей Бибаев, который всю жизнь сеял пшеницу и почитал за грех потребление алкоголя, не одобрил бы нынешнюю деятельность внука.

Общаясь с нынешними потомками молокан, которые, к сожалению, помнят по-русски лишь отдельные слова и между собой говорят только на испанском языке, я пытался понять: почему они называют себя русскими?
То, что я услышал от моих собеседников, меня немного удивило. Несмотря на страдания и лишения, которые претерпели их предки от царских властей, они просто хотят себя ощущать русскими людьми.
«Я чувствую себя русским крестьянином, хоть и выращиваю виноград, а не пшеницу», — сказал Давид Бибаев.

Примечательно, что в 1960-е годы мексиканские власти заменили название «Российская колония Гваделупа» на «Франсиско Смарко», однако местные жители до сих пор называют ее по-старому.

Я покидал русскую колонию молокан с мыслью: наверное, наши соотечественники здесь не разбогатели, но они обрели мир.
Юрий Николаев, РИА Новости

Опубликовано 07.03.2009 г.

Публикации автора

Доступ ограничен!

Рассматриваются только подробные письма по исследуемой Вами родословной или интересующей Вас проблеме!