Молокане

Духовные христиане
http://spirit-wrestlers.blogspot.ru/2014/05/q60-does-god-support-doukhobors.html Калмыков В. В.

К вопросу: Поддерживает ли Бог духоборов?

Письмо Валерия Калмыкова (doukhobor.ru) из Ростова-на-Дону в Канаду Кузьме Тарасову (Koozma J. Tarasoff, spirit-wrestlers.com).

Дорогой Кузьма.

Ваше утверждение, что духоборы отвергали Библию, не совсем верно. Чтобы объяснить причину Вашего заблуждения, простым комментарием не отделаешься. Но я попробую.

Духоборчество можно назвать чистым чудом в русской жизни. После раскола общество всё более отчуждалось и от официальной церкви, и от Бога. Неверие, скептицизм характеризовали эпоху Петра I и Екатерины II. И вот на этом мрачном фоне безбожия сияет любовь к Господу, жизнь в послушании Ему, стремление к духовной близости с Ним — и это в преследуемых и гонимых русских сектах, главнейшей из которых являются духоборы.

Несколько слов об их предшественниках, Божьи люди. Эта секта возникла в середине XVII века среди простого народа во Владимирских, Костромских землях и на Тамбовщине. Верующие, удручённые «порушенной церковью», лишённые света Божиего Слова, искали непосредственного, духовного достижения Бога для спасения от погрязшего во грехах мира.

«Святому Духу верьте!» — призывали они, и для них отпадала нужда и в таинствах, и в церковной иерархии; они входили в общение с Богом, переживая экстаз от «вселения Христа» в них, «озарение», свет в теле, «духовную радость». Этот мистический путь был первым для тех, кто, выйдя из церкви, решил жить без священников — т. е. для беспоповцев. Эти люди вышли из православия, но не отошли от него, потому что их опыт — это опыт монашеского исихазма, особой техники молитвы с непрестанным повторением слов «Иисус Христос, Сын Божий (на вдохе), помилуй меня грешного (на выдохе)», сопровождаемых ритмичным дыханием, и аскетического образа жизни. Целью Божьих людей было ощутить.

Они называли себя «Божьими людьми», буквально людьми для Бога на земле, но в народе их пренебрежительно прозвали «христовщиной». С исторической точки зрения, подобные мистические направления были всегда частью христианского опыта, особенно среди людей малообразованных, не имеющих возможности основываться на Слове Божием и воспринимать его откровения. Среди Божьих людей скоро нашлись такие, которые хотели не только познавать Бога с помощью чувств и мистически, но и угождать Ему, служить Ему «чистой совестью».

Это были Духовные христиане. Они считали, что Богу нужно поклоняться не только «духом»—, но и «истиной». В таком виде они восприняли где-то услышанные слова «поклоняться в духе и истине». «Закон сделан для беззаконников, — говорили они, — а поклоняться Богу надо духом и истиной». Эти слова они понимали так, что надо доверять не внешнему закону, а внутреннему закону разума и совести человека. Духовные христиане были убеждены в том, что они проповедуют христианство апостольских времён, очищают «дух и истину» от мертвящих наслоений внешней обрядности и ритуала. Они видели истину во взаимопомощи и общности имения: «Людям надлежит имение иметь общее и друг другу безвозбранно давать, потому что они — братья». Они видели истину в том, чтобы брат чтил брата, ибо в этом почитании он воздаёт хвалу Богу, живущему в сердце этого брата. Духовное христианство явилось переходом от «христовщины» с её аскетизмом и экстазом к духоборчеству с его жаждой чистой и святой жизни, жизни по разуму и совести.

Преимуществом духоборов было их гораздо более близкое знакомство с Библией: в 1751 году выходит в свет Петровско-Елизаветинская Библия. Это было важным событием в русской жизни! После раскола среди руководителей православной церкви царил страх перед новым изданием Библии. Они не подчинились указу Петра I об издании Библии, а затем и указу Анны Иоанновны, и указу Елизаветы: не знали, с какого текста печатать, какие исправления вносить, и не приведут ли эти исправления к новой беде. Факт издания Библии, а спустя всего три года — её второго издания (на славянском языке, но приближенном к разговорному) сыграл важную роль в развитии духоборчества и духовного толкования духоборами Писаний. Возглавили это движение люди, начитанные в Писании, любящие рассуждать о делах веры, пытливые и разумные. Возможно, именно поэтому историки и официальные источники относят возникновение духоборчества к 1750-м годам, хотя многие характерные для духоборов черты сложились в предыдущем столетии: сторонники этого движения верили, что в них обитает Христос, доверяли внутреннему закону разума и совести, чтили друг друга глубоким поклоном, кланяясь Святому Духу, живущему в верующих (а больше не кланялись никому, никаким властям, за что много страдали). Они также, как и Духовные христиане, имели общее имущество и бескорыстно помогали друг другу. Но этим духоборчество не исчерпывалось.

Силуан Колесников, первый руководитель общины духоборов, организовал её в селе Никольском Екатеринославской губернии, на юге Украины. Это был человек незаурядного ума, большой начитанности: он знал Слово Божие (по некоторым данным знал Еванглие наизусть) был знаком с учениями протестантских сект в Западной Европе и с сочинениями мистиков. Он сумел по-новому и глубоко осмыслить многое в опыте русских сект, существовавших ранее. В то время духоборчество быстро распространялось, возникали новые общины. Они привлекали людей как своей верой, так и своей жизнью: духоборы верили, что, живя по Духу, они борются со всякой силой тьмы и всяким насилием, самым главным они считали внутренний духовный рост человека. Своей жизнью духоборы возвещали людям, что есть новая, истинная жизнь и будет новое небо и новая земля. Они связывали воедино Божию благодать в сердце и совершенствование внутреннего человека:

«Если мы не будем сердиться, — учили они, — то этим самым мы уже молимся и поклоняемся Богу смиренным духом, тогда и благодать Божия пребывает в сердцах наших… В незлобивом сердце и разум человека светлее солнца, именно — рай, а во гневе — ад».

Горящая вера, «неразоримая совесть», бодрость духа — эти качества привлекали к духоборам окружающих людей, в это время в них был силен миссионерский дух, желание свидетельствовать об истине, которая изменяет повседневную жизнь и облик человека. Тем самым духоборы отвергали только писанное Евангелие, исключительно в силу идей рационалистических, если можно так говорить о горячей вере в Иисуса, единого Посредника между Богом и человеком и о признании необходимости покаяния перед Богом. Благодаря высоким духовным качествам Силуана Колесникова и долгому времени его пасторства (двадцать пять лет, до самой смерти) духоборы чрезвычайно ценили своих руководителей, они считали их людьми «свыше разумом [с свышем разумом]», которые прорекают людям истину и тем подкрепляют жизнь среди людей. Под «истиной» разумелось Слово Божие, и велик был авторитет руководителей, передающих это Слово. Духоборы предъявляли к руководителю высокие требования: он должен был проповедовать другим только то Слово, которое сам пережил и перечувствовал внутренне! Чисто интеллектуальные знания, не растворенные верою, просто не признавались. Ведь задачей духовного пастыря было «являть своею беседою заблудшему его заблуждение, привести ум его в чистое ведение и сердце — в искреннее раскаяние». Они имели такое сильное отвращение ко всей внешней стороне религии, что отрицали не только её обрядовую сторону, но даже и письменное выражение истины, считая действительной только изустную передачу истины, познанной говорящим. «Напишите во сердцах, возвестите во устах», — говорили они.

Духоборы признавали божественное происхождение Библии, верили, что Слово Божие — это единственный источник веры и спасения, но только тогда, когда это Слово живёт в человеке, когда Бог познаётся по опыту, через вдохновение свыше, объясняющее человеку Священное Писание. Главнейшей характеристикой духоборчества как направления было то, что они перевели все видимые формы богопочитания в невидимые: крещение производится Словом Божиим, когда человек отрекается от себя и вверяет себя Богу. Исповедь — это сокрушение сердца перед Богом. Причастие происходит мысленно, через веру в жертву Христа. Церковь — невидима, она состоит из людей, которые призваны Богом, руководствуются «внутренним светом», стараются «засеменяться добром». Удивительная устойчивость религиозных и нравственных убеждений свидетельствует о том, что духоборчество — глубоко национальное явление. Это настоящее богоискательство, любовь к Богу и Его истине с готовностью исполнять божественные заповеди, а также с готовностью и постоять за свои убеждения.
Валерий Калмыков

Опубликовано 10.05.2014 г.