Молокане

Духовные христиане
Современные проблемы науки и образования. Издательский Дом «Академия Естествознания». Пенза. № 2. 2014. — С. 566. Низовцев Н. А.

Калифорнийские молокане на Гавайских островах

Эпопея с переселением русских молокан в США в начале XX в. — один из интересных сюжетов американской истории, который только начинает привлекать внимание отечественных исследователей. Молокане — русская религиозная секта, оформившаяся во второй половине XVIII в. в центральных регионах России. В силу стечения разных обстоятельств к концу XIX — началу XX вв. большинство молокан проживало на Украине и в закавказских губерниях. Некоторые особенности духовной жизни и общественного уклада (в первую очередь притеснения со стороны официальной церкви и неприятие воинской повинности) привели к тому, что в начале XX в. определённая часть молокан покинула Россию и переселилась в США, главным образом в Калифорнию, где первоначально молокане осели в районе г. Лос-Анджелеса.

В рамках данной работы автор не предусматривает анализ положения русской молоканской диаспоры в Калифорнии, так как это тема для отдельного исследования, более объёмного. В данном же случае предложено уделить внимание весьма интересному, но ещё малоизученному в нашей науке эпизоду из жизни молоканской общины в Калифорнии. Речь пойдёт о попытке переселения части русских молокан из Калифорнии на Гавайские острова. Данное событие имело место в 1905−1906 гг.

Переселившиеся в Калифорнию молокане являлись крестьянским населением. Среди мотивов, толкавших их к переезду в США, наряду с религиозным фактором, важное место занимало стремление приобрести землю в собственность и заниматься сельским хозяйством. Реальность оказалась более суровой. Недостаток денег и высокие цены на землю заставили на время отказаться от первоначальных замыслов и поселиться в Лос-Анджелесе, где было больше возможностей найти подходящую работу и скопить некоторую сумму денег. Вместе с тем время от времени отдельные группы молокан делали попытки основать земледельческие колонии, как в пределах США1, так и за их пределами — в Мексике23, в Панаме4. Гавайские острова также привлеки внимание молокан.

Невозможно сказать однозначно, как зародилась в головах у молокан мысль о переселении на Гавайи. Возможно, им её подал русский эмигрант П. А. Дементьев (P. Demens), эмигрировавший в США в 1881 г. и в 1892 г., поселившийся в Южной Калифорнии. Благодаря своему труду, удаче и предприимчивости в Америке он стал преуспевающим человеком, капиталистом, мнение которого высоко ценилось в американских деловых кругах567. Вот, что говорили сами молокане: «А у нас в Лос–Анджелесе много знакомых было. Был там русский полковник, двадцать лет, поди, в Америке жил, английский знал, лесными подрядами занимался. Он и говорит нам: «Поезжайте да поезжайте на Гавайские острова, там землю даром дают. Пять долларов за акр, климат тёплый, ни снегу, ни буранов». Посмотрели мы, походили в его дом, а там все ковры, да мебель. «Вот, — говорит, — и у вас такой же дом будет там через год»»8. Не стоит забывать, что содействие переселению молокан на Гавайи — не единственное предприятие П. А. Дементьева подобного рода. Ещё в 1899−1900 гг. он вынашивал проекты по переселению в Калифорнию других русских религиозных сектантов — духоборов, которые к этому времени эмигрировали в Канаду. Тогда из этих попыток ничего не вышло9. Существенное влияние на молокан в это время имел и некий капитан К. П. де Блюменталь, который поселился в США в 1890−е гг.4. Во всяком случае именно ему затем было направлено письмо с жалобами молокан, переселившихся в феврале 1906 г. на Гавайи. К нему они обращали свои мольбы, говоря: «Кроме того, мы просим тебя, не можешь ли ты спасти нас отсюда, так, чтобы мы могли вернуться в Лос–Анджелес?»4 Молокане также поспешили обратиться за помощью в русское консульство в Сан-Франциско. В частности, генеральный консул П. С. Рождественский отмечал позже: «Изучение вопроса об условиях поселения русских рабочих на Гавайских островах было предпринято консульством в Сан–Франциско в 1905 г., вследствие обращения к оному за советами молокан, которые, переселившись около того же времени в Калифорнию в количестве 3000 человек и не найдя здесь подходящих мест, желали по наущению частных предпринимателей — аферистов попытать счастья на Гавайских островах»10.

Так или иначе, но к осени 1905 г. значительное число молокан, проживающих в городе Лос-Анджелесе, решили переселиться на Гавайи. Осенью 1905 г. все заинтересованные стороны (П. А. Деменс, молокане, губернатор Гавайских островов, владелец Makee Sugar Company З. Сполдинг) провели переговоры, по итогам которых молоканам был выделен участок земли в 5200 акров на о. Кауаи (Kauai) в местечке Капаа (Kapa`a). В указанный момент, правда, эти земли арендовала Makee Sugar Company, но через 3 года срок аренды истекал, земля переходила в государственную собственность и могла быть передана молоканам8. В двадцатых числах ноября 1905 г. депутаты от молокан И. Шубин и М. Сливков посетили Гавайи, произведя здесь инспекцию и остались довольны увиденным. Здесь они имели консультации с губернатором Дж. Картером и земельным комиссионером Д. Кастлом, представлявшим интересы гавайских сахарных плантаторов. Д. Кастл выразил готовность принять не менее 200 семей молокан (600 человек) и оплатить их переезд на Гавайи. Единственное, что насторожило молоканских разведчиков — процедура приобретения земли. Закон предусматривал трехлетнее постоянное проживание перед тем, как земля могла быть приобретена4. В конце января 1906 г. в Лос-Анджелес прибыл Дж. Пратт, чиновник, отвечающий за Гавайские территории. Здесь, в доме П. А. Деменса, он изложил свой план переселения, который молокане приняли 29 января 1906 г.4.

На Гавайях молокане могли рассчитывать на приобретение жилья, участка земли, исходя из расчёта в 40 акров на одного человека; стоимость акра равнялась 15 долл. В течение одного года русские переселенцы могли рассчитывать на ежемесячное пособие в размере 20 долл., которое они должны были потом вернуть, реализовав продукцию со своих полей. Makee Sugar Company скупала весь выращенный молоканами сахарный тростник из расчёта 70 долл. за тонну4.

Общее количество молокан, которые могли переселиться на Гавайские острова не поддаётся однозначному толкованию. Так, П. А. Деменс располагал списком из 532 человек,
проживающих в Лос-Анджелесе, готовых уехать на острова. Ещё около 1000 человек могли приехать из России8. По другим сведениям, число готовых к переселению молокан могло быть ещё большим. Например, Los Angeles Times 11 февраля 1906 г. сообщала о 700 молоканах, уезжающих на Гавайи. Oakland Tribune 3 января 1906 г. сообщала, что к переезду на острова готовы 1200 молокан. Los Angeles Herald также писала, что вся русская колония готова уехать, кроме того, по словам самих молокан, 25000 их собратьев из России готовы последовать за ними4.

Ещё одним вопросом, имеющим существенное значение, на наш взгляд, является вопрос о мотивах, которые обусловливали интерес американской администрации и плантаторов в приглашении русских. На первый взгляд, американской стороной двигали исключительно экономические интересы. Однако анализ источников позволяет выявить и политический мотив. Гавайские острова вошли в состав США только в 1893 г. Традиционно ведущей отраслью хозяйства на Гавайях являлось выращивание сахарного тростника, чем в основном занимались китайские и японские рабочие. Присутствие на вновь присоединённых территориях десятков тысяч иностранцев вызывало естественную озабоченность американских властей, особенно учитывая тот факт, что большинство иммигрантов являлись выходцами из государства, непосредственно конкурировавшего с США в Тихоокеанском регионе. Уже в 1905 г. на Гавайях был учреждён Департамент иммиграции, труда и статистики (Boardofimmigration, laborandstatistics), который с 1905 по 1911 гг. ввёз на острова 8793 европейца; на эти цели было израсходовано около 650 тыс. долл.10. Американские газеты уже в 1905−1906 гг. писали, что существует общая федеральная программа, цель которой состоит в привлечении на Гавайские острова европейских иммигрантов, которые, приняв американское гражданство, могли потеснить азиатов4. Таким образом, попытка переселения молокан — одно из составных звеньев этой общей программы.

Однако предприятие выгодное, на первый взгляд, и для молокан, и для американской стороны, окончилось полным провалом. В феврале 1906 г. первая партия молокан, состоящая из 50 семей (от 100 до 200 человек), отправилась на о. Кауаи104. Сразу по прибытии начались недоразумения. Уже 28 февраля 1906 г. М. Сливков писал П. А. Деменсу (стиль и орфография документа сохранены): «С самого нашего приезду и до настоящего времени, г−н Сполденко [З. Сполдинг, владелец Makee Sugar Company — Н.Н.] и его Поверенные стесняют нас во всех отношениях. И которые деньги по 20 д. были назначены для пропитания наших семействов, и этого Мы не получаем <…> считают нас, заничто, как бы нимагущих работать <…>. Даже Сполденкины поверенные, лично говорят Нам что Мы не желаем Вас, чтобы вы жили на Острове, а уезжайте с острова. В крайних случаях не уедете с Острова то МЫ побьем Вас всех»8. В Los Angeles Times 20 июня 1906 г. было опубликовано письмо молоканского переселенца на Гавайях П. М. Фадеева, адресованное капитану К. Р. де Блюменталю, датированное 28 мая. В частности, там говорилось: «Они [американские плантаторы — Н.Н.] соблазнили нас приехать сюда, но не для того, чтобы мы возделывали землю, но для того, чтобы сделать из нас рабочих навсегда <…>. Возделывание сахарного тростника — работа не для крестьян, и тем более не для русских людей, а для китайцев». Далее автор письма сообщает, что вместо обещанной земли молокане должны работать по контракту на Makee Sugar Company в течение 2 лет, получая 75 центов за 10−часовой рабочий день. «Рис — единственное, что они могут купить за те деньги, что зарабатывают», — делает вывод Los Angeles Times4. Аналогичное заключение сделал и русский консул в Сан-Франциско П. С. Рождественский: «При этом выяснилось, что, несмотря на содействие, оказываемое переселенцам белой расы местными властями и промышленниками <…> иммигранты кавказской расы показали почти полную неспособность примениться к климату и условиям работы. Так, например, наиболее распространённый труд на Гавайских островах — работа на плантациях сахарного тростника, заключается в подчистке нижних листьев, вообще очень крепких, острых и режущих <…> причём <…> приходится работать в нестерпимо влажной неподвижно жаркой атмосфере <…>. Наконец, тогда как японцы и малайцы вследствие особых свойств расы постепенно превращаются из рабочих в собственников, белые рабочие на Гавайских островах закабаляются плантаторами и находятся в весьма бедственном положении»10. Не удивительно, что вскоре молокане заговорили о возвращении назад. «Для этих людей Лос–Анджелес стал прибежищем их надежд <…>. Друзья гавайских молокан говорят, что необходимо вернуть в Лос–Анджелес этих несчастных, многие из которых написали своим семьям в России, приглашая и их присоединиться к ним на Гавайях» — писала Los Angeles Times4. К концу июля 1906 г. все молокане покинули ставший для них негостеприимным о. Кауаи, уехав в Сан-Франциско.

Так завершилось это удивительное предприятие, сулившее вначале столько надежд, выгод и завершившееся оглушительной неудачей. Причины этой неудачи разнообразны — от особенностей климата и условий работы до внешнеполитического фактора (в связи с происходившей в 1904−1905 гг. русско-японской войной американское общественное мнение было настроено против России и русских). Несомненно, имела место и мощная конкуренция азиатских рабочих на местном рынке труда. Вместе с тем, эта неудача, ставшая одной из многих в целой череде попыток молокан основать земледельческую колонию, существенно не подорвала весьма лестной репутации молокан в глазах американцев, продолжавших воспринимать их как честных и работящих людей.


  1. Нитобург Э. Л. Молокане в Америке // США. ЭПИ. 1997. № 10. − С. 76-89. 

  2. Sokoloff L. The Russians in Los–Angeles // Studies in sociology. Vol. III. March 1918. № 3. Los Angeles, 1918. − P. 1-15. 

  3. Reports of Immigration commission. Immigrants in industries. Japanese and others immigrant races in the Pacific coast and Rocky mountain states. Washington, 1911. Vol. 25. 

  4. Los Angeles Herald. 1905. July 23; August 13; November 30; Los Angeles Times. 1905. November 30; 1906. January 30; February 11; June 1; June 20. 

  5. Тверской П. А. Десять лет в Америке // Вестник Европы. 1893. № 1. − С. 55-92; № 2. — С. 473-510; № 3. − С. 320-339; № 4. С. 562-587. 

  6. Тверской П. А. Моя жизнь в Америке // Вестник Европы. 1894. № 1. − С. 6-41. 

  7. Тверской П. А. Американская деревня // Вестник Европы. 1896. № 1. − С. 176-209. 

  8. Хисамутдинов А. А. В Новом Свете или история русской диаспоры на Тихоокеанском побережье Северной Америки и Гавайских островах. Владивосток, 2003. 

  9. Толстой Л. Н. Полн. собр. соч. М., 1992. − Т. 72. 

  10. Россия и США — дипломатические отношения. 1900–1917 гг. (Под ред. акад. А. Н. Яковлева). − М.: МФД, 1999. 

Опубликовано 30.07.2014 г.