Молокане

Духовные христиане
Духовно-нравственная культура как фактор модернизации российского общества XXI века (Третьи Хайкинские чтения): материалы Международной научно-практической конференции 23 ноября 2012 года / отв. ред.: Н. В. Медведев, Н. М. Аверин; М-во обр. и науки РФ [и др.]. Тамбов: Изд. ТГУ, 2013. 294 с. — С. 96–99 Чернов А. С.

Библейская герменевтика молокан

Исследователю, изучающему историю русского религиозного разномыслия, известны такие имена, как Андрей Курбский, протопоп Аввакум, князь А. Н. Голицын, крестьянин Василий Сютаев. Однако, почти совершенно неизвестны религиозные взгляды духовных христиан молокан — самобытного русского религиозного течения, возникшего в конце XVIII столетия в Центральной России и к концу XIX века распространившегося практически по всей территории Российской империи. Духовный мир молоканина — особый мир. Этот мир практически весь состоит из библейских цитат, библейских символов, по-своему истолкованных молоканскими мыслителями. Главное же, как справедливо заметил Костомаров, чтобы эти символы не были абстрактны, но чтобы они непосредственно касались практики жизни.

В основу статьи будет положена беседа молоканского мыслителя Тикунова В. В. (1956 г.р.) с адвентистом седьмого дня Вендиным Сергеем. Этот разговор состоялся 26 февраля 2006 года в г. Рассказово Тамбовской области1.

Следует заметить, что религиозное слово для молоканина имеет особый статус. Молоканин не будет излагать свои взгляды просто ради информации. Для него важно, чтобы его слушали и слышали, чтобы собеседник именно участвовал в его речи.

Итак, дадим слово молоканскому проповеднику Тикунову Виктору Васильевичу: «Вот ещё один вопрос: в Бытии, когда описываются дни творения, то каждый день сопровождается вечером и утром: «и был вечер, и было утро, день первый» и т.д. А когда Творец подходит к седьмому дню, почему не указывается: и был вечер, и было утро? Я считаю, что описание в Бытии 2 гл., это описание описывает не то, что было после седьмого дня, а то, что ещё было до седьмого дня. Этот седьмой день, он только потом пришёл, поэтому у него дня и ночи не было, а вот в конце творения, когда уже стало завершаться, этот день во времена Христа и совершился. Вот тогда у этого дня утро и вечер появились. Он завершился, когда Христа распяли и Он воскрес. Вот тогда был вечер — тьма наступила, а потом утро воскресения. «Вечером водворяется плач, а на утро радость» (Пс. 29:6). Я не хочу спор вести, я могу моё представление сказать. Прежде всего, мы считаем, что воскресный день является седьмым днём недели» 1. По мнению Виктора Васильевича, Христос воскрес в субботу, в седьмой день недели, день покоя. То, что сейчас суббота в нашем календаре является шестым днём недели — здесь «произошла некоторая ошибка» в календарях. Суббота в себя включает всю полноту бытия. Она включает в себя Христа воскресшего, она включает в себя это исполнение. И поэтому этот день стал покоем, т.е. то, что доставляет удовлетворение, радость, в чем можно успокоиться. В принципе, для меня суббота — это сущность всего Писания. Христос исцеляет людей в субботу. Ему постоянно говорят: вот шесть дней недели — в них твори эти дела. Так Он упорно продолжает творить в седьмой день. Я думал: ну что же такое?! А Он тем самым утверждает, что это — Его день. Он говорит: «Я есмь господин субботы» (Мф. 12:8). Почему в Законе Моисей пишет: помни день субботний (Исх. 20:8)? Потому что он должен был только во Христе совершиться. Во времена исхода он ещё не совершился. И вот это все празднование буквальное, соблюдение такого календарного дня — это всего лишь было образом и упоминанием о том дне, в который люди должны придти. Теперь Христос — солнце правды. А вы — сыны дня (1 Фесс. 5:5). Здесь не сказано «сыны вот этого дня», в котором мы живём. Не сказано сыны этого света. Христос есть истинный свет, Он есть истинный день, Он есть солнце правды. И теперь днём Его является не календарный день, а это жизнь во Христе, это состояние духовное Христа. Это Церковь, в которую люди входят во Христа. Вот входя в Церковь, входя в Тело Христово — они входят в этот день. Они входят в Его покой. Как видим, вопрос о субботе сводится молоканским мыслителем к метафоре внутреннего состояния христианина, состояния духовного покоя, который переживают верующие во Христа.

Надо сказать, что такое толкование субботы имеет свои глубокие корни в христианской экзегезе. Так, Ефрем Сирин толковал, что покой Бога в седьмой день — метафора, указывающая на тайну истинного покоя, даруемого людям в мире вечном, и предуказание на покой Сына Божиего в день субботний накануне воскресения2. Открывая молоканские журналы нач. XX в., мы видим там то же толкование субботы, что и у Тикунова В. В. Пишет молоканин Тимофей Подковыров в 1909 году: «В настоящее время спасает нас не суббота, а Господин субботы, т.е. имеет господство над субботой, хотя суббота дана Самим Отцом небесным до времени явления Сына своего Господа нашего Иисуса Христа, Которому передал все в управление, как говорит апостол Павел в Послании к Галагам 4:4–7»3.

О субботе как метафоре внутреннего состояния христианина писал «юноша духовный христианин» Фёдор Калешов в 1927 г. В своём «братском письме к адвентисту» он пишет: ««Вы спрашиваете, как я понимаю субботу. Субботу я понимаю как успокоение от всех греховных дел (Евр. 4:1–11). Она должна придти, когда мы примем призыв Господа и научимся от Него духу кротости и смирения и возьмём на себя это служение (Мф. 11:27–30). Учение же Христа и есть та благодать и истина, которая даёт нам покой субботний на каждый день (Ин. 1:17; Евр. 3:12–19; Евр. 4:1–11 (с. 41)»4. Как выше было показано на примере библейских комментариев древних христианских богословов, истоки молоканского «духовного толкования» субботы уходят своими корнями в святоотеческую экзегезу. Молокане же толкования святых отцов считают «преданиями человеческими» и относятся к ним, за редким исключением, отрицательно. В связи с этим возникает вопрос: каким образом в молоканские толкования проникли вполне святоотеческие мысли о субботе? Здесь можно предположить, что таким незримым транслятором святоотеческой экзегезы в молоканские взгляды служила русская религиозная культура — русское православие, из среды которой вышли в своё время крестьяне — молокане. Справедливости ради, стоит сказать, что такое «духовное», иносказательное понимание субботы как метафоры внутреннего состояния покоя верующего редко встречается в массах в молоканстве.

Тикуновская интерпретация субботы — это одна из вершин молоканской экзегезы, но именно по таким вершинам и следует изучать особенность того или иного религиозного движения. В массе своей молокане, как и православные, традиционно почитают священным седьмой день недели (именно календарный день, а не внутреннее состояние) — воскресенье. В «Изложении догматов истинных духовных христиан» описывается вполне «буквальное» понимание седьмого дня: «Для совершения собором общественного богослужения, мы собираемся в простой горнице, или молитвенном доме, устраиваем священные собрания под седьмой день вечером, в седьмой утром и вечером»5. Также в молоканском обряднике XIX века Херсонской губернии, идеи которого являются характерными практически для всех постоянных молокан XIX века, мы читаем статью «О седьмом дне»: «Седьмой день недельный почитаем, по свидетельству Писания (Левит 23:3). В день седьмый, покой нареченный, свят Господеви всякого дела не сотворите (Софон. 3:8). Сего ради потерпи Мене, глаголет Господь, в день воскресения Моего (Мк. 16:9). Воскрес же Иисус заутра в первую субботу. Сей день посвящаем мы молитве и добрым делам, по слову Писания»6. Вот как описывает этнограф XIX века Ф. В. Ливанов проведение молоканами воскресного дня: «Трудолюбие молокан вошло на Руси в пословицу. Шесть дней в недели они все, от мала до велика, в работе, седьмой же день (воскресенье) проводят в не меньшей работе, только духовной. Вот как проводят они воскресенье. С утра, т.е. часов с 8, собираются на молитву (по-нашему, к обедне), которая оканчивается около часа. После этого обедают, и затем в каждом доме раскрывается Библия и читается кем-либо из старших, но так, что все в доме, от мала до велика, обязаны слушать Библию и толкование, заучивать правила веры и жизни наизусть и вообще умственно работать. Эту работу они и называют работою для Бога»7.

Молоканское массовое понимание субботы — все же календарный день. В этом свете толкование Тикунова В. В. ближе стоит к пониманию духоборцев, чем молокан, хотя, надо сказать, что никогда не было чёткой границы между этими родственными движениями. Так, по описаниям Ливанова, «каждый день у духоборцев есть 7-й или субботний, по духовному смыслу. И посему праздников непременных не имеют, а почитают празднеством, когда один к другому приходит для посещения, тогда они провожают гостей с духовным пением8. Однако далее этнограф замечает: «впрочем, иногда они отличают праздники Христовы и даже воскресные дни, и в продолжение их, освобождаясь от трудов, мужчины и женщины провождают время в пении псалмов, в беседовании и поучении друг друга из Священного Писания»8. В общем, иносказательное понимание субботы так и осталось у молокан «уделом Духа». В повседневной жизни молокане особо чтут седьмой календарный день, как и верующие православные. Однако, в таких вот «уделах духовных», «духовных толкованиях» и состоит нерв молоканской религиозной жизни. Нерв этот практически невозможно осмыслить, исходя из современной культуры. Но его особенным образом ощущает человек, выросший в мире молоканства, пропитанный этой культурой. Во многом традиции молоканства — это отголосок архаической культуры. Может быть, поэтому в современной России молоканство не может найти себе достойное место на религиозной карте и потихоньку исчезает.
Алексей Сергеевич Чернов,
аспирант кафедры философии ТГУ, г. Тамбов.


  1. Беседа о субботе. Тикунов Виктор Васильевич и Вендин Сергей. Тамбовская область, г. Рассказово, 26.02.06. Личный архив Чернова А. 

  2. Библейские комментарии отцов Церкви и других авторов I-V1II веков. Ветхий Завет. Том I: Книга Бытия 1–11 / Пер. с англ., греч., лат., сир. Под ред. Эндрю Лаута в сотрудничестве с Марко Конти / Русское издание под ред. К. К. Гаврилкина. Тверь: Герменевтика, 2004. С. 58. 

  3. Подковыров Т. М. Праздновать ли субботу // Духовный Христианин. СПб. 1909. № 9. С. 14. 

  4. Калешов Фёдор. Братское письмо от юноши духовного христианина к адвентисту // Вестник Духовных Христиан Молокан. М.: Изд-во Н. Ф. Кудинова. 1927. № 3–4. С. 42. 

  5. Изложение догматов и молитвенник истинных духовных христиан (секты именуемой «старопостоянными молоканами») / Сост. Н. М. Анфимов. Тифлис, 1912. С. 226. 

  6. Ливанов Ф. В. Раскольники и острожники. Т. 2. СПб., 1870. С. 192–193. 

  7. Ливанов Ф. В. Раскольники и острожники. Т. 1. СПб., 1872. (репринт. 1979) С. 143. 

  8. Ливанов Ф. В. Раскольники и острожники. Т. 2. СПб., 1870. С. 91. 

Опубликовано 27.02.2013 г.