Молокане

Духовные христиане

Петров С. П.

Нужны ли в молоканстве наемные служители?

А наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец, и разгоняет их. А наемник бежит, потому что наемник, и нерадит об овцах.
Иоан. 10:12-13

С вопросом о плате работникам на ниве Божией в молоканском течении я впервые соприкоснулся на I съезде Духовных христиан молокан, проходившем в Москве в июне 1991 года. Тогда воодушевленные совершенно новым отношением к религии со стороны государства, молокане собрались на свой первый после нескольких десятилетий разобщенности съезд. Собравшись из разных уголков нашей страны, мы были, конечно, разные, как с точки зрения традиций, так и с точки зрения понимания коренных вопросов нашей веры. Но было стремление к объединению для возрождения нашего течения, пришедшего к тому времени в довольно плачевное состояние. Организационным комитетом во главе с Александровым И. Г. предлагалось тогда создать Союз общин ДХМ. Однако, впоследствии стало ясно, что возрождение молоканства и цели создания Союза многие понимали по-разному. Впоследствии это явилось благодатной почвой для раздоров и раскола.

Между прочими вопросами, которые пришлось обсуждать на съезде, был вопрос об оплате труда работников будущего Союза. Параллельно вставал и другой вопрос: финансовое обеспечение как оплаты труда, так и других расходов, связанных с деятельностью Союза. Организационный комитет предлагал на обсуждение Устав Союза, в котором были определены источники финансирования, между которыми были обязательные взносы: первичный и текущие. Но это предложение было встречено делегатами «в штыки», и в Уставе были определены только добровольные взносы. С вопросом же о плате работникам Союза было иначе. Когда кто-то попытался напомнить, что в молоканстве никогда не было наемных служителей, и согласно Слова Божия у нас не должно их быть, было прочитано из Писания подтверждение того, что Слово Божие не запрещает, а разрешает содержать работников с оплатой их труда. На этом обсуждение было закрыто.

Я возвращаюсь к этому вопросу через несколько лет. Эти годы были годами отчаянных попыток объединить молоканство и годами глубокого разочарования из-за борьбы, раздоров и распрей. Вопрос этот возник недавно при встрече с братьями, где мне пришлось отстаивать позицию нашей общины по отношению к денежным сборам и оплате труда. Удивительно, но я один горячо выступал против наемников в молоканстве и против обязательных денежных сборов.

Этот разговор можно было бы оставить (в конце концов беседа — это не съезд, тут не выносятся решения «обязательные для выполнения», как у нас теперь стали говорить), но взяться за перо, чтобы «после драки кулаками помахать», меня побуждает боль за последние бастионы духовного христианства, которые «пастыри» наши рушат с легкостью сердца, без сожаления, думая, что осуществляют реформы для возрождения молоканства.

Причины такого заблуждения очевидны. Ослабление, а в некоторых случаях отсутствие тех сил, которые объединяют истинно верующих людей и дают великую силу роста, приводит, и привело уже, к упадку течения. В то же время мы видим заметное оживление в других течениях. Это является для нас великим соблазном. Глядя на видимые успехи в других течениях и оценивая эти успехи численностью паствы и объемом собираемых средств, мы пытаемся устранить ограждения на нашем пути, чтобы расширить его, чтобы на нашем пути тоже было оживленно. При этом мы забываем, что нужна великая мудрость, чтобы отличать препятствия на пути к Христу от препятствий проникновения греха. Положение осложняется тем, что в последние десятилетия, несколько поколений молокан стало посещать собрания уже в пожилом возрасте. Поэтому во многих общинах в качестве пастырей вынуждены выступать новообращенные, мало утвержденные христиане, и их легко увлечь всяким «ветром учения». В частности мы видим, что в религиозных объединениях, где трудятся освобожденные от земной работы служители, намного оживленнее деятельность, а обильные денежные сборы позволяют так широко поставить дело, что о подобном мы можем только мечтать. Отсюда естественно стремление ввести и в молоканстве наемных служителей.

При проведении реформ надо отличать то, что основано на традиции от того, что основано на Слове; то, что мешает развитию от того, что препятствует превращению узкого и тернистого пути духовного христианства в широкий путь, по которому идут многие, именующие себя христианами. Поэтому важно знать основания наших убеждений и убеждений тех, кто передал нам путь и звание молокан.

Чтобы понять причину, почему наши старцы воздерживались как от обязательных сборов, так и от платы работникам на ниве Божией, обратимся к Библии. Прежде всего обратимся к местам Писания, на которые ссылается Н. М. Анфимов в книге «Изложение догматов и молитвенник» (издание Я. П. Буракова и И. Я. Томилина г. Тифлис 1912 г.). На стр. 109 читаем: «При нашем богослужении Богу, мы руководствуемся старцами, которые служат не за плату и за горсти ячменя и куски хлеба, а по примеру апостолов — бесплатно и не господствуя над наследием Божиим». Анфимов делает ссылки на Св. Писание, из которых на мой взгляд больше всего соответствуют рассматриваемой теме следующие.

  1. Деян. 18:3: «…и, по одинаковости ремесла, остался у них (Акилы и Прискиллы) и работал; ибо ремеслом их было делание палаток».

  2. Деян. 20:33: «Ни серебра, ни золота, ни одежды я ни от кого не пожелал: сами знаете, что нуждам бывших при мне послужили руки мои сии. Во всем показал я вам, что, так трудясь, надобно поддерживать слабых и памятовать слова Господа Иисуса, ибо Он Сам сказал: блаженнее давать, нежели принимать».

  3. 1Кор. 4:11-12: «Даже доныне терпим голод и жажду, и наготу и побои, и скитаемся, и трудимся, работая своими руками».

  4. 1Фес. 2:9: «Ибо вы помните, братия, труд наш и изнурение: ночью и днем работая, чтобы не отяготить кого из вас, мы проповедовали у вас благовестие Божие».

  5. 2Фес. 3:7: «Ибо вы сами знаете, как должны вы подражать нам; ибо мы не бесчинствовали у вас, ни у кого не ели хлеба даром, но занимались трудом и работою ночь и день, чтобы не обременить кого из вас, — не потому, чтобы мы не имели власти, но чтобы себя самих дать вам в образец для подражания нам. Ибо, когда мы были у вас, то завещали вам сие: если кто не хочет трудиться, тот и не ешь. Но слышим, что некоторые у вас поступают бесчинно, ничего не делают, а суетятся. Таковых увещеваем и убеждаем Господом нашим Иисусом Христом, чтобы они, работая в безмолвии, ели свой хлеб».

Вникая в приведенные места, обратите внимание на следующее:

  1. Писание осуждает паразитическую жизнь, особенно, в среде верующих.
  2. Апостол Павел был довольно щепетильным, и не желая чрезмерно обременить кого-либо, сам не ел хлеба даром и другим ставил это в пример.
  3. Апостол, помня заповеди Господа, испытывал большее блаженство когда давал, нежели когда брал.

Вместе с местами Писания, на которые ссылается Анфимов, рассмотрим еще выдержку из 1-го Послания Ап. Павла к Коринфянам из 9-й главы, стихи с 1-го по 15.

  1. Не Апостол ли я? Не свободен ли я? Не видел ли я Иисуса Христа, Господа нашего? Не мое ли дело вы в Господе?
  2. Если для других я не Апостол, то для вас Апостол; ибо печать моего апостольства — вы в Господе.
  3. Вот мое защищение против осуждающих меня.
  4. Или мы не имеем власти есть и пить?
  5. Или не имеем власти иметь спутницею сестру жену, как и прочие Апостолы, и братья Господни и Кифа?
  6. Или один я и Варнава не имеем власти не работать?
  7. Какой воин служит когда-либо на своем содержании? Кто, насадив виноград, не ест плодов его? Кто, пася стадо, не ест молока от стада?
  8. По человеческому ли только рассуждению я это говорю? Не то же ли говорит и закон?
  9. Ибо в Моисеевом законе написано: «не заграждай рта у вола молотящего». О волах ли печется Бог?
  10. Или, конечно, для нас говориться? Так, для нас это написано; ибо, кто пашет, должен пахать с надеждою, и кто молотит, должен молотить с надеждою получить ожидаемое.
  11. Если мы посеяли в вас духовное, велико ли то, если пожнем у вас телесное?
  12. Если другие имеют у вас власть, не паче ли мы? Однако мы не пользовались сею властью, но все переносим, дабы не поставить какой преграды благовествованию Христову.
  13. Разве не знаете, что священнодействующие питаются от святилища? что служащие жертвеннику берут долю от жертвенника?
  14. Так и Господь повелел проповедующим Евангелие жить от благовествования.
  15. Но я не пользовался ничем таковым. И написал это не для того, чтобы так было для меня; ибо для меня лучше умереть, нежели чтобы кто уничтожил похвалу мою.
    Это место отстаивающие платное служение в Церкви приводят не напрасно. На первый взгляд кажется, что Апостол Павел защищает поборы с паствы для того, чтобы оплачивать труд проповедующих. Однако, более внимательное рассмотрение текста показывает как раз обратное.

Во-первых, следует обратить внимание на то, что Апостол, доказывая свою власть не работать и брать долю от жертвенника, сам не пользовался ничем таковым. Во-вторых, фраза в стихе 11 имеет двоякий смысл. С одной стороны, если благовестники, посеяв в Коринфянах духовное, пожнут у них телесное, для Коринфян это не будет уроном. С другой стороны, Апостол, посеяв духовное, ожидал пожать больше, нежели телесное. И в третьих, надо уяснить, кто же эти «волы», о которых печется Бог, и кто эти «воины», которые служат не на своем содержании? 14-й стих гласит: «Так и Господь повелел проповедующим Евангелие жить от благовествования». Кто эти «проповедующие»? Мы многие проповедуем в собраниях наших и среди близких. Что же, Господь повелел получать зарплату за это? Нисколько! Когда Господь посылал учеников Своих на проповедь Евангелия, Он давал им наставления, среди которых были следующие: «Не берите с собою ни золота, ни серебра, ни меди в поясы свои, ни сумы на дорогу, ни двух одежд, ни обуви, ни посоха. Ибо трудящийся достоин пропитания» (Мф. 10:9-10). Сравните это наставление с приведенными выше словами Ап. Павла: «Так и Господь повелел проповедующим Евангелие жить от благовествования». Об этих благовестниках мы хорошо можем судить из слов Петра: «Вот, мы оставили все и последовали за Тобою; что же будет нам?»(Мф. 4:20-22). При образовании Иерусалимской Церкви тоже «все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного и полагали к ногам Апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду. Так Иосия, прозванный от Апостолов Варнавою, — что значит: «сын утешения», — левит, родом Кипрянин, у которого была своя земля, продав ее, принес деньги и положил к ногам Апостолов» (Деян. 4:34-37).

Все приведенные места указывают, что благовествующие, прежде, чем жить от благовествования, отказались от всего (на время благовествования в пути, или насовсем, если они полностью посвящали себя благовестию). Могут ли претендующие на платное служение в Церкви сказать о себе такое же, или, подобно Анании и Сапфире (Деян. 5:1-11), мы способны принести только часть, а то и вовсе ничего?

Повеление Христа (Мф. 10:9) особенно строго и даже непонятно в этом отношении. Ну, что плохого в том, если человек, отправляясь проповедовать приближение Царствия Божия, возьмет с собой посох или суму, или перемену одежды? Однако, Христос не случайно дал такие повеления, показав ученикам, а вместе с ними и нам, то, что благовестник не должен иметь ничего, чтобы он не был уловлен в сеть дьявола, и чтобы никто не мог сказать о нем, что он благовествует ради своей корысти. А если в каком городе не принимали благовествующих, они отрясали даже прах с ног своих во свидетельство, что ничего им не нужно от этого города. Естественно, что при таких условиях повеление жить от благовестия давало благовестнику средство к существованию, но не могло являться средством обогащения.

Вместе с тем, пренебрежение условиями, которые ставит Христос подвизающимся на пути благовествования, давало и дает возможность алчным людям использовать религиозную оболочку в качестве овечьей шкуры для волков. Их заботит не стадо, а собственное насыщение, роскошь и тому подобное. Условия, которые ставит Христос тяжелы, и не все могут выполнить их. Для того, чтобы оставить жену, детей, родителей, необходимо быть уверенным в их материальной обеспеченности, «ибо кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного» (1Тим. 5:8). И еще: «неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу; а женатый заботится о мирском, как угодить жене» (1Кор. 7:32-33, читай стихи 25-40). Но, если человек способен на такой подвиг, то это и есть тот «вол», о котором печется Господь. Наставляя Тимофея, к которому Апостол Павел относился как к сыну, он писал: «Итак переноси страдания, как добрый воин Иисуса Христа. Никакой воин не связывает себя делами житейскими, чтоб угодить начальнику. Если же кто и подвизается, не увенчивается, если незаконно будет подвизаться. Трудящемуся земледельцу первому должно вкусить от плодов. Разумей, что я говорю. Да даст тебе Господь разумение во всем» (2Тим. 2:3-7). Вот об этих воинах и пишет Павел, что они не служат на своем содержании, а условия их увенчивания хорошо видны из того, что Павел пишет дальше в 9-й главе 1-го Послания к Коринфянам: «Все подвижники воздерживаются от всего: те (бегущие на ристалище) для получения венца тленного, а мы — нетленного. И потому я бегу не так, как на неверное, бьюсь не так, чтобы только бить воздух; но усмиряю и порабощаю тело мое, дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным» (1Кор. 9:25-27). Для таких воинов, которые законно подвизались, которые воздерживаются от всего для получения не тленной награды, но нетленной не велико «посеяв духовное пожать телесное», поэтому им Господь и повелел жить от благовестия. Они не опустятся до того, чтобы использовать благочестие для прибытка (1Тим. 6:5).

Вот почему Апостол Павел, при его бесспорном праве не работать и жить от благовестия, не пользовался этой властью, а работая сам, дал нам пример, что так, работая, надо поддерживать слабых.

Современные же «пастыри», когда речь идет о том, чтобы оставить все, готовы толковать это духовно, а когда о том, чтобы жить от благовествования — буквально, и этим открывают путь соблазна либо для себя, либо для неутвержденных душ.

В жизни общин, а также Союза общин, присутствуют иногда такие виды деятельности, которые практически невозможно выполнять, если человек связан работой. Как надо поступать? Надо искать таких подвижников, которые могут не только не работать, но и не содержать семью, и которым ничего не надо в этой жизни материального, кто способен воздерживаться от всего. Такие люди сами не впадут в сеть дьявола и не будут бременем и соблазном для верующих, содержащих их. Но, если таких людей нет, надо сверх сил, как Апостол Павел, выполнять духовную работу наряду со своей земной работой, и уж лучше не делать дело, чем поручить его тому, чрез которого путь истины будет в поношении. Пример других религиозных течений показывает нам, что наши старцы, отказавшись от наемников, были правы. Хотя мы не имеем богатых храмов, хотя мы бедны, хотя мы немощны, мы многих обогащаем, совершая все бесплатно. Никто не может упрекнуть нас в том, что мы служим ради обогащения или даже ради легкой добычи хлеба насущного. Это и хотелось бы сохранить с особой любовью.

Относительно же обязательных денежных сборов как для оплаты так и для других целей могу сказать, что я решительно против них. Я убежден, что Апостол Павел, который занимался сбором средств для поддержания Иерусалимской церкви, был против поборов, обременительных для верующих. Прочитайте внимательно главы 8 и 9 2-го Послания к Коринфянам. Из того, что пишет Павел видно, что он, призывая к обильному приношению, призывал и к тому, чтобы была добровольность, а не побор, и чтобы не было тяжести для дающего, но чтобы была равномерность. Практика же поборов в церквах часто приводит к тому, что живущие от поборов живут гораздо лучше тех, с кого совершаются поборы.

В Послании к Тимофею Павел говорит: «Да даст тебе Господь разумение во всем» (2Тим. 2:7). Будем и мы просить Господа, чтобы Он дал и нам такого же во всем разумения.
Сергей Петрович Петров,
г. Тамбов, сентябрь 1995 г.

Опубликовано 30.01.1996 г.

Другие публикации автора