Молокане

Духовные христиане

Ткаченко А. А.

Новые материалы по истории молокан Юга Украины: общины Бессарабии

Молокане — этноконфессиональная группа русских. Молоканство появилось в конце XVII столетия как широкое религиозное крестьянское движение и, пройдя в своей истории несколько этапов, сформировалась к середине XIX столетия как специфичная группа. Впервые слово «молокания» встречается в 1765 г. в донесениях Синоду Тамбовской духовной консистории, употребленное в отношении инакомыслящих, бывших православных, обвиненных в этой «ереси».1

Ареалом первоначального распространения молокан принято считать Екатеринославскую, Харьковскую и Таврическую губернии. Для крестьянина XIX столетия официальная Православная Церковь являлась олицетворением государственной машины, а потому крестьянский протест крепостничеству и приобрел религиозную окраску. Быстрому распространению молоканства так же способствовала идея создания «дешевой» церкви. Обряды, связанные с бракосочетанием, рождением ребенка, похоронами проводились совершенно бесплатно.

Изучением проблем молоканства занимались А. И. Клибанов, С. Маргаритов, В. Д. Бонч-Бруевич, И. Малахова и др. Но работы вышеперечисленных исследователей обращались к общеисторической характеристике феномену рационального сектантства. В историографии молоканства в основном уделяется внимание приазовским и кавказским сектантам, а общины бессарабских молокан практически не упоминаются. Наша работа призвана заполнить пробел в историографии молоканства, связанный с бессарабскими переселенцами, показать их историю, численность и расселение.

Источниками для исследования молоканских общин Бессарабии являются выявленные нами архивные материалы. Для XIX — начала XX столетия — это ведомости различных приходов Православной церкви; для первой половины XX столетия — ежегодные отчеты и докладные записки миссионеров Епархии Четатя-Альбэ? Измаил Румынской Православной церкви. Кроме того, нами привлечены полевые материалы этнографической экспедиции ОНУ им. И. И. Мечникова 2002 года в сс. Спасское и Струмок Татарбунарского района Одесской области (руководитель — доцент, к. и. н. А. А. Пригарин).

Следует отметить, что уже на протяжении 1811–1814 гг. молокане не раз обращались с просьбами к императору об отводе им земель для компактного поселения в Бессарабии. В 1823 г. правительство отводит сектантам тридцать тысяч десятин надельной земли в районе р. Молочной, Мелитопольского уезда Таврической губернии, куда вскоре и начинают переселяться молокане из разных уголков Российской империи. На Молочных Водах русскими? молоканами были основаны слободы Нововасильевка, Новоспасское и Астраханка.2 Компактное поселение молокан на Молочных водах, на наш взгляд, один из ключевых этапов в становлении самосознания, бытовых и культурных традиций сектантов; постепенного превращения молокан в этнографическую группу русских.

Одновременно с волной переселения на Молочные Воды другая группа русских-молокан появляется в Бессарабии. Молоканские общины возникают в Аккермане (Белгород- Днестровском), Кишиневе, Бендерах. В 1825 г. молоканами из Курской губернии основана община в с. Спасское.3 А в 1840 г. тамбовскими сектантами — в с. Чичма (Струмок).4

Достаточно крупным центром молоканства в первой половине XIX ст. являлся г. Аккерман (ныне — г. Белгород-Днестровский). В 1842 г. молоканская община Аккермана насчитывала, согласно ведомости Вознесенской Церкви, 304 человека.5 Через десять лет, к 1852 г. численность молокан в городе резко снизилась до 68 душ.6 Но уже к 1853 году количество русских-молокан снова возрастает и достигает 143 душ,6 что при естественном приросте в 7 человек, свидетельствует, на наш взгляд, о новой волне молоканских переселений в Бессарабию. В 1855 году молоканская община Аккермана насчитывает уже 135 человек, а в 1856 г. — численность снова резко падает до 90.7 На резкое сокращение численности в этом году повлияли объективные факторы — очень высокий уровень смертности и довольно низкий рождаемости.

В целом же, комментируя поданные данные по численности молокан в Аккермане, можно заключить, что этот город в то время служил своего рода «перевалочным пунктом» молоканского переселения в Бессарабию. Хотя такие резкие перепады в численности членов молоканской общины Аккермана, можно так же списать на субъективность источников, связанную с погрешностями и не всегда добросовестным отношением к сбору данных чиновников, составлявших вышеупомянутые документы.

Таблица 1. Молокане Аккермана середины XIX столетия
(Составлено автором публикации на основе публикуемых архивных материалов – здесь и далее)

год мужчин женщин всего
1842 165 139 304
1852 39 29 68
1853 70 73 143
1855 67 68 135
1856 43 47 90

После ликвидации Александром II в 1861 г. крепостного права, исчезает и главная идеологическая опора молоканского вероучения, а именно — ее антикрепостническая направленность. Естественно, эта и ряд других причин, приводит к тому, что молоканство, постепенно утрачивает черты широкого религиозного движения. Возможно, молоканство не исчезает полностью, только лишь потому, что к тому времени уже успевает приобрести набор характерных культурных, бытовых и традиционных элементов и, наконец — самоидентификацию, оформившись в этнографическую группу русских.

Примерно с этого времени Аккерман теряет статус молоканского центра Бессарабии.

Крупная община молокан так же имелась в г. Бендеры. Здесь по данным Ведомости о числе раскольнических сект за 1853 г. находилось 223 молоканина.8 Их численность здесь постоянно увеличивалась и к 1869 году составила 292 человека.9 В то же время в Аккермане насчитывалось уже лишь 139 молокан.9

Таблица 2. Молокане г. Бендеры середины XIX столетия

год мужчин женщин всего
1853 111 112 223
1856 116 113 229
1868 136 156 292

Молоканская община зафиксирована также и в г. Кишиневе. В 1853 году количество русских молокан в городе достигало 41 человека.10 Община расширялась только лишь вследствие природного прироста. Ниже мы приводим статистические данные, показывающие численность молокан в городе.

Таблица 3. Численность молокан Кишинева середины XIX столетия

год мужчин женщин всего
1853 22 19 41
1855 33 18 51
1856 39 22 61
1868 60 58 118

В конце XIX ст. центр молоканства перемещается в сельские местности Буджака, а именно в села Спасское и Чичма.

В Спасском сектантская община была основана, как уже было упомянуто выше, в 1825 г. молоканами из Курской губернии. Мы не располагаем точными данными относительно количества молокан-переселенцев в это время. Известно лишь их численность на 1889 г. — всего лишь 10 душ обоего пола.11 Вероятно, количество молокан в Спасском изначально было намного больше. Исходя из данных, полученных от респондентов, а так же при изучении пофамильных списков молокан обоих сел, можно предположить, что отсутствие у общины собственного молитвенного дома привело к тому, что большое число молокан переселялось в соседний Струмок.

Ко времени появления молокан в с. Спасское относятся, очевидно, и первые переселения тамбовских молокан в Струмок, хотя как община они сформируются лишь к 1840 г. По данным респондентов здесь был построен Молитвенный Дом. Пресвитер избирался на всеобщем собрании и утверждался верхушкой молокан сначала в Аккермане, а позже — в Бендерах.

По статистике, приводимой в Ведомости о церкви за 1878 г., в с. Струмок насчитывалось 26 сектантских дворов. Число молокан составляло 200 человек.18 Хотя к 1888 количество молокан в Струмке сократилось до 149 (18? дворов)12

В этом же, 1888 году фиксируются и первые сведения о наличии в с. Баштановка небольшой группы молокан, состоящей из 13 человек.13

Всего же, по данным I всеобщей переписи 1897 г., в Бессарабии проживало 1202 сектанта — молокана. В целом на Юге Украины — около 13 тысяч.14

С приходом в Бессарабию после I мировой войны румын, в г. Четатя-Альбэ (Cetatea-Alba, румынское название Белгород-Днестровского) создается Епархия Четатя-Альбэ — Измаил Румынской Православной Церкви. В ее компетенцию как раз и входила борьба с сектантством. С этого времени огромную роль для изучения сектантства в целом и непосредственно молоканства играют документы, связанные с деятельностью духовных миссионеров.

Так, среди отчетов и докладных записок епархиальных миссионеров о проведенной работе следует отметить «Доклад о нуждах прихода Чишма, Измаильского уезда в целях борьбы с местным сектантством» священника Гришкова.15

Автор доклада, описывая положения дел в своем приходе, акцентирует на том, что у местных молокан имеется собственный молитвенный дом в центре села, хорошо приспособленный для исполнения культа. Помимо молитвенного дома у сектантов «…систематически ведется обучение членов общины вере, посредством чтения и разъяснения Евангелия и бесед на евангельские темы».16 Отдельное место в докладе Гришкова занимает перечисление преимуществ, коими обладают сектанты по сравнению с православными. Одним из них, является наличие у молокан певчего хора, состоящего, по мнению автора документа, из певчих «…хорошо обученных нотному пению, которым у них всегда сопровождаются беседы и молитвенные собрания».17

Существование молитвенного дома подтверждается так же и данными респондентов. Хотя он и не находился в центре села, как об этом писал Гришков. Храм располагался в той части села, что именуется Русским Краем, и являлся как религиозным, так и административным центром молоканской общины как самого Струмка, так и соседнего села Спасское. В то время в Спасском собственного молитвенного дома не имелось. Общиной руководил пресвитер, избираемый из среды самих же сектантов. С 1914 г. пресвитером был Абрам Ковалев.

Отдельно так же избирался Братский совет, состоящий из десяти наиболее влиятельных и уважаемых молокан села.

Таблица 4. Численность молокан с. Спасское в конце XIX — первой трети ХХ ст. ст.

год дворов мужчин женщин всего
1889 2 8 2
1827 15(82)
1828 12
1829 62
1830 63

Таблица 5. Численность молокан с. Струмок (Чичма) в конце XIX — первой трети ХХ ст. ст.

год дворов мужчин женщин всего
1878 26 104 96
1881 26? 107 96
1888 18? 74 75
1914 26 104 95
1927 127 (139)
1928 33
1929 139
1930 204

В 1927 г. рапорт миссионера М. Пугачева фиксирует данные о количестве сектантов в Южной Бессарабии. По данным миссионера число сектантов, проживающих в с. Струмок равнялось 127 человек; в Спасском же — 15. В тоже время в самом Четатя-Альбэ всего лишь 57 человек.16 Данные миссионера М. Пугачева, явно занижены. В этом же году, по отчету другого миссионера — Т. Белодана, количество сектантов в с. Струмок и с. Спасское равнялось соответственно 139 и 62 сектантам. Похожие данные фигурируют и в других документах того времени.18 Следует отметить, что в том же 1927 году впервые упоминается в источниках появление молокан в Тарутино.

Документы, фиксирующие численность сектантов-молокан Спасского и Струмка в 1928 году, тоже дают абсолютно различную статистику. В одном из них количество сектантов Измаильского уезда равняется 201 чел., а в другом документе всего 47. В третьем же — отчете миссионера протоирея Михаила Мадана фиксируется 204 молоканина в с. Струмок и 52 сектанта в Спасском.19

Действия румынских миссионеров нередко сопровождались жесткими мерами в отношении сектантов. Зачастую сектантам, не желающим «выхрестится» (т.е. принять православное крещение), грозило тюремное заключение. Вынужден был принять крещение даже местный молоканский пресвитер? Абрам Ковалев.

Долгое время, не имея руководителя общины, молокане Спасского и Струмка постепенно начинают сближаться с местными баптистами. С конца 1980-х гг. проводятся совместные собрания молокан и баптистов. А в 1998 г. молокане массово принимают баптизм.

На основе впервые привлеченного в нашей работе материала можно констатировать следующее.

Помимо известного и достаточно изученного молоканского центра на Юге Украины, а именно поселений на Молочных Водах, существовал, параллельно с ним, иной центр — в Бессарабии, представленный четырьмя городскими и двумя сельским анклавами, а так же дисперсными группами. Общины молокан в этом регионе оказались достаточно устойчивыми и существовали вплоть до конца ХХ века, т. е. даже после массового переселения молокан из Южной Украины в Закавказье.
Ткаченко А. А., г. Одесса


  1.  Маргаритов С. А. Руководство по истории и обличению русских рационалистических и мистических сект. — Кишинев, 1910. — С. 13. 

  2. Клибанов А. И. История религиозного сектантства в России. — М, 1965. — С. 110. 

  3. ГАОО в г. Измаил, Ф. 110, оп. 1, д. 850, л. 29. 

  4. ГАОО в г. Измаил, Ф. 110, оп. 1, д. 850, л. 30. 

  5. ГАОО в г. Измаил, Ф. 932, оп. 1, д. 60, л. 1,14. 

  6. ГАОО в г. Измаил, Ф. 56, оп. 1, д. 608, л. 254. 

  7. ГАОО в г. Измаил, Ф. 56, оп. 1, д. 610, л. 38. 

  8. ГАОО в г. Измаил, Ф. 56, оп. 1, д. 608, л. 245. 

  9. Пригарин А. А. Русские старообрядцы и сектанты в Южной Украине и Бессарабии: численность и расселение в 1860-е гг. // Археологія та етнологія східної Європи. — Одеса, 2000. — С. 285. 

  10. ГАОО в г. Измаил, Ф. 56, оп. 1, д. 608, л. 245, 264. 

  11. ГАОО в г. Измаил, Ф. 628, оп. 1, д. 21, л. 90, 92. 

  12. ГАОО в г. Измаил, Ф. 628, оп. 1, д. 10, л. 78, 83. 

  13. ГАОО в г. Измаил, Ф. 628, оп. 1, д. 4, л. 103. 

  14. ГАОО в г. Измаил, Ф. 628, оп. 1, д. 10, л. 74, 77. 

  15. Распределение старообрядцев и сектантов по толкам и сектам. — СПб., 1910.  

  16. ГАОО в г. Измаил, Ф. 110, оп. 1, д. 780, л. 25. 

  17. ГАОО в г. Измаил, Ф. 110, оп. 1, д. 780, л. 26. 

  18. ГАОО в г. Измаил, Ф. 110, оп. 1, д. 851, л. 23. 

  19. ГАОО в г. Измаил, Ф. 110, оп. 1, д. 850, л. 29, 30. 

Опубликовано 30.12.2005 г.